Автор Картинка профиля Kinobond Владимир Бондаренко
ЖанрАвторские сценарии, Драма
ФорматПолнометражный
Дата

flourish

ИЗ ЗТМ
ИНТ. КОМНАТА – НОЧЬ
В глубине темной, пустой комнаты вспыхивает экран телевизора. Обрывки рекламных роликов сменяются один за другим, но все они — о фармацевтике. ПЕРВЫЙ РОЛИК: Красивая девушка сидит на диване, как зачарованная. Вокруг нее беснуются ребятишки.

ГОЛОС ДИКТОРА ЗА КАДРОМ
Я спокойна при любых обстоятельствах… Я принимаю…

Ролик на этом месте резко обрывается.

ВТОРОЙ РОЛИК: В детской кроватке лежит и плачет мальчик. Взрослые беспомощно водят вокруг его кроватки хоровод. Наконец молодая мама поднимает вверх указательный палец.
ПЕРЕХОД КАДРА: Мальчик — уже на руках у мамы, которая с ложечки дает ему лекарство, и малыш довольный успокаивается…

ГОЛОС ДИКТОРА ЗА КАДРОМ
Несколько капель — и ваш малыш в полном порядке…

Ролик резко обрывается, переход на следующий ролик.

ТРЕТИЙ РОЛИК: За обильно накрытым столом собралась семья, но к еде никто не приступает.

ГОЛОС ДИКТОРА ЗА КАДРОМ
Чтобы все это съесть, вам необходим…

Ролик резко обрывается. Экран телевизора мерцает с шипением без изображения еще некоторое время и гаснет. Все погружается в темноту.

ЗТМ
ИЗ ЗТМ

НАТ. УЛИЦА – РАННЕЕ УТРО.
Пустынный двор многоэтажного дома. Из подъезда выходит молодой мужчина – НИКИТА. Он отходит чуть в сторону от подъезда, поднимает голову, смотрит на окна верхних этажей, машет кому-то рукой. ПЕРЕХОД КАДРА: В окне силуэт девушки — ЛЮДЫ, жены Никиты, которая прильнула к стеклу щекой. Люда прикладывает к стеклу ладошку… Из окна видно, как Никита идет по тротуару от дома.

ИНТ. КАБИНЕТ ВРАЧА – УТРО – ЧУТЬ ПОЗЖЕ
НИКИТА задумчиво сидит на стуле перед столом ВРАЧА. Врач катает пальцами по столу авторучку, после небольшой паузы поднимает глаза на Никиту.

ВРАЧ
На чем порешим?

НИКИТА
Это вы у меня спрашиваете? Не знаю… Ошибка исключена?

Врач откидывается на спинку стула.

ВРАЧ
К сожалению.

Врач поднимается из-за стола, подходит к стеклянному шкафу, сквозь стекло смотрит на ряд баночек и пузырьков.

ВРАЧ
Понимаете… Лечение — лотерея… сразу говорю… безвыиграшная… Можно миллион выкинуть, два, а результата все равно не будет.

Врач оборачивается, смотрит на Никиту, слегка повернув на него голову.

ВРАЧ
Я ведь к чему? Не хочу, чтобы вы строили иллюзии насчет панацеи, ее нет. Мы, врачи — есть, рак есть, а панацеи от него — нет. Все лечение — обычная профилактика. Как ни печально это сознавать. Мы боремся со следствием, а не с причиной…

НИКИТА
Такая «борьба» вроде иначе называется…
(пауза)
И какой выход? Он, вообще, есть?

ВРАЧ
Хороший вопрос. Судя по вашим предварительным анализам, у вас — вторая стадия. Анализы, конечно, все покажут точнее…

Врач вздыхает, и медленно идет к столу.

ВРАЧ
Вообще, чтобы хоть на что-то надеяться, нужно пройти стандартные процедуры, это должно приостановить процесс роста раковых клеток… Хотя… не факт…

Врач возвращается за стол, снова усаживается на стул, внимательно смотрит в глаза Никите.

ВРАЧ
Я лично знаю случаи, когда больной продал все, что у него было: машину, квартиру, технику… Как Папа Карло куртку… Правда, ему это все равно не помогло… Сам умер, и семью по миру пустил. Вот так.

Врач присаживается напротив Никиты.

ВРАЧ
Это не тот случай. Деньги ничего не решают, если рак уже прогрессирует. Метастазы активно поражают печень и головной мозг. Это главная мишень рака. А по ходу он рушит все на своем пути. Такая пакость.

Врач откидывается спиной на стул, потирает пальцами переносицу. Никита лихорадочно соображает, поднимается со стула и снова усаживается, кладет руки на стол, смотрит в упор на врача.

НИКИТА
Короче, утешительного ничего?

ВРАЧ
Увы. Все под Богом ходим. Возможно, я и ошибаюсь, чего очень бы хотелось.
(пауза)
У вас как с деньгами?

НИКИТА
С деньгами? Да есть пока…

ВРАЧ
У нас кредит не предусмотрен минздравом… поймите меня правильно…

НИКИТА
Да черт с ними, с деньгами! Может, все — таки, рискнуть? Операцию сделать? Вырезать эту гадость, и все?

ВРАЧ
Лично я — против. Пока опухоль находится в коконе, то есть — в закрытом виде, вы в большей безопасности. Только кокон вскроют, туда попадет воздух, и вся дрянь, тут же, разнесётся по крови, после чего, уже весь организм, будет поражен со скоростью свиста. Мое мнение? Будем душить в зародыше. Так безопасней.

Никита задумчиво качает головой, медленно поднимается со стула.

НИКИТА
Мементо море, значит? Странно все это…

ВРАЧ
Что именно?

НИКИТА
Как – что?! Все! В средние века чуму побороли, почти голыми руками… а тут, третье тысячелетие, такие технологии… и бессильны… Что-то тут не то…

ВРАЧ
(отмахивается)
Все то! Пока существуют лекарства, существуют и болезни, которые они лечат. Так скажем. С вирусами борются те, кто их же и создал. За большие деньги. Не доказанный печальный факт. Так, на хлебушек ребята зарабатывают…

Никита прищурено смотрит на врача, с ухмылкой:

НИКИТА
Вы прямо диссидент от медицины…

ВРАЧ
Та ну ладно… Просто я знаю, и пережил чего-то больше вашего. Вот и все.

Врач виновато смотрит на Никиту, вроде это он повинен в его болезни. Никита опускает глаза и медленно идет к выходу из кабинета.

НАТ. БОЛЬНИЧНЫЙ ДВОР – УТРО – ЧУТЬ ПОЗЖЕ.
Никита выходит из дверей больницы, останавливается на пороге. Никита задумчиво смотрит себе под ноги.

МУЖСКОЙ ГОЛОС
Чего потерял? Ник?

Никита поднимает глаза на голос. Неподалеку стоит его старый друг — ПАША.

НИКИТА
(радостно)
Пашка!?

Быстро подходит к Паше, обнимает его за плечи. Тот неловко отстраняется от Никиты, озирается.

ПАША
Я, я… успокойся… Ну, хватит зажиматься! Боря Моисеев, блин…

Никита отпускает его плечи.

НИКИТА
Вот уж где не думал тебя встретить. Не поверишь – только о тебе вспоминал. А ты чего сюда?

ПАША
Работа…

НИКИТА
Работа? Ясно… А я, Паша, даже не знаю, как и сказать…

ПАША
Как есть, так и говори.

НИКИТА
Рак, Паша. Вторая стадия.

ПАША
У кого? У тебя? Подожди… Давно обнаружили?

Никита набирает в грудь воздух, задерживает дыхание, на выдохе:

НИКИТА
Да ну как… На днях… Приговор уже зачитали, сушите весла, говорят… Ладно, не заморачивайся.

ПАША
Та ну ладно… Не заморачивайся…скажешь тоже… Нашел с чем шутить.

Паша пробивает свои карманы, находит то, что искал – пачку сигарет, протягивает Никите, но Никита просто тяжело вздыхает и отводит взгляд. Паша достает из пачки сигарету, прикуривает, внимательно смотрит на Никиту.

ПАША
Хреново, скажу я тебе, совсем невесело. Ну, хоть надежда, есть какая? Или так, Бог поможет?

НИКИТА
А больше некому… Врач мне, только что, такую лекцию закатил заупокойную, ты бы послушал.

ПАША
И?

НИКИТА
Что – и? Отпел, как священник. Рак, говорит, есть, а лечить его нечем. Нет панацеи…

ПАША
Ну… это так… по большому счету…

НИКИТА
И по большому, Пашка, и по маленькому…

ПАША
Ты только, раньше времени, в штаны не надуй… давай сделаем вот что… я ж уже биохимик…

НИКИТА
Та ты что?

ПАША
Специализация – фармацевтика. Аналоги пробиваем на аутентичность, короче – много чем промышляем. По заказам Минздрава молотим. А вот по тебе… Появилась у меня одна идея…

Их перекрывает подъехавшая к зданию карета «скорой».

ИНТ. КВАРТИРА НИКИТЫ – ВЕЧЕР
Никита и его жена ЛЮДА, молча сидят за кухонным столом. На печке свистит чайник. Люда оборачивается к плите, и выключает газ. Ловит грустный взгляд Никиты.

НИКИТА
Да, киса, сказали: весла пора сушить…

ЛЮДА
Сколько денег надо?

НИКИТА
Миллион. У тебя есть?
(после паузы)
Много надо. Только бестолку эти деньги. Сам врач сказал.

ЛЮДА
Что? Что сказал врач?

НИКИТА
Что бестолку все. Если…

ЛЮДА
Что?

НИКИТА
Опухоль вскроют, эта зараза — тут же разнесется по крови, хана, вообщем… Пока она локализована живешь, лет несколько… Короче — как только в организм полезут, так и начнется…

ЛЮДА
Начнется… Но надо же что-то делать? Полезут…
А что? Вот так сидеть и ждать? Никита… Есть же какой-то выход?

НИКИТА
Выход всегда есть, киса. Правда, мы с тобой, пока не знаем: где он? Лицо собери… смотришь, как на покойника…

ЛЮДА
Дурак… Нашел с чем шутить… Ты когда туда пойдешь?

НИКИТА
Утром пойду. Или днем. С Пашкой встречусь, и пойду.

Люда тянется всем телом к нему через стол, берет его за руки, кладет на них свою голову.

ЛЮДА
За что нам это все? За какие грехи? Только жить начали…

НИКИТА
Ну, что за драма? Хочешь, поцелую? В нос?

Люда поднимает на него влажные глаза.

ЛЮДА
В нос… Я всего тебя хочу…

НИКИТА
Да? Это уже серьезная заявка. Ты в курсе?

Никита берет ее голову в ладони, поднимается со своего места и, обойдя стол, сжимает девушку в своих объятиях.

ИНТ. КВАРТИРА НИКИТЫ – УТРО
Никита просыпается, смотрит на Люду, что лежит головой у него на груди. Никита мягко выскальзывает с кровати. Люда что-то сонно бормочет. Тихо, стараясь не шуметь, Никита идет к двери. За его спиной, предательски, звонит мобильный телефон. Никита подбегает к тумбочке у кровати, хватает мобильный, и быстро выскакивает из комнаты. Люда приоткрывает глаза, сонно смотрит вокруг, и поворачивается на другой бок.

ИНТ. КВАРТИРА НИКИТЫ — КУХНЯ – УТРО
Никита тихо говорит по мобильному телефону.

НИКИТА
Привет. Что? Еще раз: что ты нашел? Мне к тебе надо будет подъехать? Без вопросов. Во сколько? Годится. Ладно, жди… Адрес, какой? А! Знаю! Это как на Опытную станцию ехать… Номер дома? Семь? Там вывеска? Найду. Ну, пока…

Никита кладет на стол мобильный, подходит к окну, смотрит на улицу.

НАТ. УЛИЦА — ОСТАНОВКА ТРАНСПОРТА – УТРО
Никита выходит из маршрутки, осматривается и идет по узкой улочке между домами.

НАТ. ЗДАНИЕ ЛАБОРАТОРИИ – УТРО
Никита останавливается перед дверями старого здания. КРУПНО: вывеска на стене: «Биолаборатория АН Украины». Никита уважительно кивает головой, тянет за ручку, открывает двери и входит в здание.

ИНТ. КОРИДОР ЛАБОРАТОРИИ – УТРО
Поначалу, Никита, при слабом освещении никого в коридоре не видит, поэтому даже слегка дергается от гулкого эха знакомого ему голоса Паши за спиной:

ПАША
Зачем пришел, смертный?

Никита оборачивается на голос.

НИКИТА
Смертный или смертник? Что-то я недослышал. Я понял, ты решил меня сначала довести до инфаркта? Для чистоты эксперимента?

Паша выходит на проблеск света из окна, чуть склонив голову смотрит на Никиту.

ПАША
Неверное суждение. Проходи. Привет, кстати.

НИКИТА
Здоровались уже…

ПАША
Да? Злишься, что разбудил? По морде наглой вижу: злишься.

Паша трет ладони, подносит ладошки лодочкой к губам, после паузы:

ПАША
Ну, и батон тебе под мышку… Пошли? Прикол, Никита, в следующем… Идем…

Паша жестом руки приглашает Никиту следовать за ним. Никита послушно идет следом.

ИНТ. ЛАБОРАТОРИЯ – УТРО
Никита входит следом за Пашей в лабораторию. Никита входит в лабораторию, с интересом осматривается. Паша присаживается на мягкий стул у окна. Никита находит глазами свободный стул, берет его, приносит к Паше и присаживается напротив.

НИКИТА
Давай, интриган, чего удумал?

ПАША
Ну, допустим, не интриган, а младший научный сотрудник… попрошу…

НИКИТА
Короче…

ПАША
Короче, Никита, я пошерстил интернет по нашей теме, всю ночь лазил… Сам понимаешь, вся информация, по этой теме, теоретическая… Конкретики ноль десятых… И все же я кое-что для себя почерпнул полезного… Короче, есть один фашист, Дитрих фон Зольден, титулованный перец, и большой дока в онкологии. У него в Швейцарии своя клиника. Так вот он, этот Зольден, практикует интересную методику: синтезирования пораженной раковой клетки в антидот. Из крови больного. Кому-то, вроде, помогло… Так пишут, что смотришь? Это ж интернет… Проверить это можно только опытным путем. Ты готов?

НИКИТА
Ну, это же не на органы разбирать? Давай попробуем. Что от меня требуется?

ПАША
Образец пораженной ткани.

НИКИТА
Ткани у меня — почти два метра… Режь хоть на лоскуты…

ПАША
Режь… А где опухоль?

НИКИТА
Внутри… Где ж ей быть?

ПАША
О-о-о… так дело не пойдет. Эпикриз у тебя есть? Искать ее — где?

НИКИТА
Ты не матюкайся при детях, ладно? А, просто — кровь взять, на анализ?

ПАША
И что это даст? Ты если не знаешь, то хоть лицо умное делай, когда глупости говоришь. У тебя, хоть какие, его каракули есть при себе?

НИКИТА
Да есть, вроде… чего-то было…

ПАША
Давай. Ищи.

Никита послушно роется в карманах.

НИКИТА
Слышишь, я одного не пойму: если твой фашист добрался до причины болезни и научился ее устранять, почему об этом до сих пор никто не знает? Почему до сих пор нет этого… антидота? А? Не странно?

ПАША
А что тут странного? Никита… Ты уже взрослый мальчик… Ты знаешь, какой средний годовой оборот мировой фармацевтики? Сам недавно узнал. Триллионы баксов! Прикинь — нефтяные компании отдыхают! Как дети малые. С каждой пачки таблеток — пятьдесят процентов отката! Вывод? Болеть выгодно. Для фармацевтов. Чем ты будешь болеть – им неважно. Абы болел. Рекламу смотришь? Препараты есть от чего угодно. Не обращал внимания? О чем это говорит? Ладно, проехали…

Паша поднимается со стула, засовывает руки в карманы халата, поворачивается к окну, говорит, не оборачиваясь на Никиту:

ПАША
Фон Зольден, кстати, очень рискует со своим антидотом. Это пока его всерьез не воспринимают — он жив. Если он, каким – то образом, выпустит свой антидот на фармацевтический рынок, тем самым он сразу же пустит по миру крупные фармацевтические компании, которые производят фигню, что используется в лечении, точнее — в профилактике лечения онкологии во всем мире. А стоят эти препараты немалых денег.

Паша оборачивается на Никиту, присаживается на подоконник.

ПАША
Улавливаешь мысль? Что же до самого загадочного антидота фон Зольдена… Лично я допускаю, что подобное может иметь место. То есть, по идее, лечится все, что имеет клеточную природу. Знаешь, что меня зацепило на его сайте? Сама идея.

НИКИТА
Стоп…стоп… Так и ты, выходит, себе приговор подпишешь? Если у тебя все получится?

ПАША
Если получится, Никита, мне уже будет все равно. В этом плане я пофигист. Но, как любому исследователю, мне важен, что? — результат. Ну? Нашел? У тебя не карманы, а александрийская библиотека!

Никита спокойно раскладывает перед собой на столе содержимое карманов, перебирает листочки. Читает один, протягивает его Паше.

НИКИТА
А-ну, смотри. Это не оно?

Паша берет листок, читает. После паузы.

ПАША
Ну, слава тебе, Господи… Тут, братец-кролик, по латыни начертано, что не жилец ты. Вторая стадия. Как эта дрянь прогрессирует, тебе, наверное, уже пояснили? Короче так. Ложись на стационар, срочно, пусть проведут анализы, сейчас мне нужны они, а не ты! Ты понял? Ты когда идешь сдаваться?

НИКИТА
Сегодня. Раз такое дело, нужно торопиться.

ПАША
Правильно понимаешь. Давай, дуй на эту шкуродерню. Бабки хоть есть? Там, как на игровых автоматах. Все вопросы платные.

НИКИТА
Предупредили уже. Ладно, пошел я. Раньше ляжешь…

ПАША
…раньше вынесут. Шутка. Газуй! Жду твоего звонка.

ТИТРЫ:
НЕДЕЛЮ СПУСТЯ

ИНТ. ЛАБОРАТОРИЯ – ДЕНЬ
СОТРУДНИКИ лаборатории обедают, каждый на своем рабочем месте. Ложки цокают по стеклянным банкам и эмалированным мискам. Паша приник к микроскопу. ВОЛЫНЦЕВ — начальник лаборатории входит в лабораторию, осматривается, замечает Пашу. Волынцев останавливается за спиной у Паши. Паша сосредоточенно делает пометки в блокноте.

ВОЛЫНЦЕВ
Получается?

Паша от неожиданности вздрагивает, оборачивается на голос, привстает

ПАША
Юрий Иванович…

Волынцев кладет руку ему на плечо

ВОЛЫНЦЕВ
Сиди, сиди… Чего не обедаешь? Ты не дуркуй, Паша, жрать надо, упадешь где-нибудь еще с голодухи… Чем занят?

Волынцев пытается сверху вниз прочесть пашины каракули. Затем поднимает глаза на Пашу.

ВОЛЫНЦЕВ
Что это за судоку? Бэ-цэ-два-жэ? Ты чем занят, Штирлиц? Юстас – Алексу…

ПАША
Работой. Чем же еще? Это, Юрий Иванович, анализ крови… самца…

ВОЛЫНЦЕВ
Самца? А пишешь: два-жэ… Самка, выходит… Шучу. Ты это… Как у нас с минздравовским запросом?

ПАША
Тесты готовы. Я их уже вам на стол положил. Вы еще не читали?

ВОЛЫНЦЕВ
Нет пока. Сейчас посмотрю. Там порядок? Можно отсылать?

ПАША
Конечно. Толку, правда… Это французский аналог.

ВОЛЫНЦЕВ
Да? Ну… пусть они там сами разбираются… Ладно, работай…

Волынцев медленно отходит от Паши, останавливается, не поворачивая в его сторону головы

ВОЛЫНЦЕВ
Кстати, самец жить будет? Чего там анализы твои показывают?

ПАША
Он тоже на это надеется, Юрий Иванович!

Волынцев тихо смеется.

ВОЛЫНЦЕВ
Молодец… Надежда умирает последней… Ладно, работай…

Волынцев идет к себе в кабинет. Паша провожает его долгим взглядом, до тех пор, пока Волынцев не закрывает за собой дверь. Затем обводит взглядом сотрудников, и склоняется над микроскопом.

НАТ. ГАМБУРГ-ОФИС ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ – УТРО
Офис расположен в людном месте, на оживленной улице. У обочины перед офисом останавливается лимузин. ШОФЕР ЛИМУЗИНА — КАРЛ, быстро выходит из машины, обходит ее со стороны переднего капота, и распахивает дверцу пассажира. Из салона лимузина появляется ВЕРНЕР ДИТЦ — глава фармацевтической компании.

Здесь и далее диалоги идут на немецком языке с синхронным русским закадровым переводом. Дитц выходит из машины, обращается к шоферу.

ДИТЦ
Карл… До пяти можешь быть свободен.

Карл послушно кивает головой в ответ, возвращается на водительское место, лимузин плавно отъезжает от офиса. Дитц провожает ее коротким взглядом и, вздохнув, входит сквозь стеклянные двери, что распахнулись перед ним автоматически, в здание.

ИНТ. КОРИДОР ОФИСА ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ – УТРО – ЧУТЬ ПОЗЖЕ
Дитц идет по коридору, искоса поглядывает сквозь стеклянные стены кабинетов, где трудятся сотрудники его фирмы. Дитц подходит к двери своего кабинета, небрежно открывает ее, и заходит в приемную.

ИНТ. ПРИЕМНАЯ ДИТЦА – УТРО
Молоденькая секретарша — МОНИКА резво вспархивает с кресла на колесиках, и выходит навстречу Дитцу.

МОНИКА
Добрый день, господин Дитц…

ДИТЦ
Здравствуй, Моника.

МОНИКА
Вам звонил Гарри Шторм…

ДИТЦ
Да? Как давно?

МОНИКА
Час назад.

ДИТЦ
Но вы ему сказали, где я?

МОНИКА
Конечно, господин Дитц… Он сказал, что перезвонит вам в машину…

ДИТЦ
Странно… Не звонил… Ладно, я его сам наберу… Что-нибудь еще?

МОНИКА
Отдел статистики прислал отчет о прибыли компании за прошлый месяц. Я его положила вам на стол. Это все.

ДИТЦ
Спасибо, Моника. Как малыш?

МОНИКА
(опустив глаза)
Пока болеет.

ДИТЦ
Это плохо… Покажите его моему врачу…

МОНИКА
Ну, что вы, господин Дитц, не стоит… Сами справимся…

ДИТЦ
Моника, я сегодня же позвоню Клаусу, и завтра можете прийти позже на работу… Покажите ему ребенка. Без возражений! Вы меня поняли?

МОНИКА
Да, господин Дитц, спасибо…

ДИТЦ
Не стоит.

Дитц делает шаг к двери, останавливается

ДИТЦ
Меня не беспокоить. Если что-то срочное…

МОНИКА
Я поняла… конечно…

Дитц входит в свой кабинет и закрывает за собой двери. Моника возвращается к своему столу. На столе шипит селектор.

ГОЛОС ДИТЦА В СЕЛЕКТОРЕ
Моника? Зайдите, пожалуйста…

МОНИКА
Конечно, господин Дитц…

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА – ДЕНЬ
Никита стоит у окна, рассматривает себя в пижаме. Сосед по палате, пожилой мужчина — СТЕПАН, лежит в кровати и смотрит на Никиту с улыбкой. Никита это замечает.

НИКИТА
Палец показать? Самому смешно…

Никита проходит к своей койке, присаживается на нее. После небольшой паузы:

НИКИТА
Степан Сигизмундович? Это сколько мы уже здесь?

СТЕПАН
Петрович я… кончай прикалываться. И мы же договорились – на «ты». Забыл? Время считаешь? По сравнению с вечностью…

Степан переворачивается на бок.

СТЕПАН
Миг, между прошлым и настоящим. Почти, как в песне. Лично я валяюсь и жду. Чего? Чуда? Так чудес не бывает…

НИКИТА
Эт-точно…

СТЕПАН
Просто не хочется подыхать по скотски… вот так… заживо… Сколько той жизни… И чего мне только не обещали, Никита — слюной же подавиться можно! Результат? Перед тобой. Кровь уже попортили… я о химии… Пушками — стреляли… Кроме как волосы полезли ни фига!
(пауза)
Ну, лысину еще пережить можно… Так же? Ты не куришь? Смотрю, вроде не бегаешь на перекур…

НИКИТА
Бросил.

СТЕПАН
Поторопился. Хотя… Может и правильно. Тебе уже что назначили?

НИКИТА
Химию. Послезавтра. Что? Мрак?

СТЕПАН
Типа того. Мутит, как беременную. Ты не пьешь?

НИКИТА
Тоже бросил… Давно…

СТЕПАН
(иронично)
За баб не спрашиваю…

НИКИТА
Женат.

Степан привстает на локте и артистично осеняет себя распятием.

СТЕПАН
Слава тебе, Господи… А то я тебя уже за ангела принял… Дети?

НИКИТА
Пока нет.

СТЕПАН
Проблемы?

НИКИТА
Да нет… Второй год живем… Вот только планировали… а тут…

СТЕПАН
Ну, понятно…

Степан валится на спину, укладывается на кровати поудобней.

СТЕПАН
Эх, Никита… Ну, со мной ладно, старый пердун, уже пожил свое… можно сказать… Ты то, за какие грехи? Первая? Вторая?

НИКИТА
Жена?

СТЕПАН
Стадия.

НИКИТА
Вторая.

СТЕПАН
Да-а… Подбирается, сука, незаметно… И жрёт до последнего… аж чавкает…. Тебя режут, режут, как колбасу, по кусочкам, а метастазы – шасть, и уже по всему организму… Ничем, падла, не выводятся…

Степан смотрит через голову на Никиту.

СТЕПАН
Страшно? Мне тоже… Двадцать первый век, по Луне уже бегаем, а заразу вывести — денег нет…

НИКИТА
Деньги можно найти. Не в них дело. Просто… Спасение утопающих, как говорится… Такое очень страшное кино…

СТЕПАН
Ага… Как мультик про Тома и Джерри… Только его можно сто раз смотреть, а наше кино идет к финалу… И вся разница. Взбодрил? Кто тебе еще правду скажет? Так — то, паря…

НИКИТА
Может ты и прав. Но не во всем.

СТЕПАН
Например?

НИКИТА
О чем человек думает, то и получает. Практически научный факт. Если больной хочет жить — медицина бессильна.

СТЕПАН
Думаешь обойти фортуну с черного входа? Есть варианты?

НИКИТА
Варианты всегда есть… Пока человек жив.

Степан привстает на локоть, задумчиво смотрит на Никиту. Никита поднимается, как фокусник разводит руки в стороны.

НАТ. ГАМБУРГ-ОФИС ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ — ДЕНЬ
Лимузин Дитца. Карл за рулем читает газету. Из стеклянных дверей офиса выходит Дитц. Карл его замечает, резво выскакивает, обходит машину, распахивает дверцу. Дитц усаживается на заднее сиденье лимузина. Карл захлопывает дверцу, возвращается за руль.

ИНТ. САЛОН ЛИМУЗИНА – ДЕНЬ
Дитц задумчиво смотрит сквозь тонированное стекло.

КАРЛ
Домой?

ДИТЦ
(задумчиво)
Что? Нет, Карл. В аэропорт.

НАТ. ШВЕЙЦАРИЯ-КЛИНИКА ЗОЛЬДЕНА – ДЕНЬ
Здание клиники напоминает огромную виллу. Ухоженные газоны, два бассейна с голубой водой, все утопает в зелени. К воротам подъезжает шикарная машина, ворота автоматически распахиваются, машина въезжает на территорию клиники. У ступеней здания машина останавливается. Из салона появляется ДИТРИХ ФОН ЗОЛЬДЕН, пожилой мужчина в дорогом костюме и в солнцезащитных очках. Зольден распрямляет затекшие плечи, полной грудью вдыхает свежий воздух и поднимается по ступеням в здание.

ИНТ. ПРОСТОРНЫЙ ХОЛЛ КЛИНИКИ ЗОЛЬДЕНА – ДЕНЬ
Зольден расслаблено идет по коридору, на улыбке кивает своим пациентам. Все диалоги идут на английском языке с русским закадровым переводом. Зольден останавливается у дверей своего кабинета, берется за ручку двери, но его окликают. Он оборачивается на голос. Это — СТИВЕН ШОРТ, его референт, лет сорока мужчина с идеальной лысиной.

СТИВЕН
Мистер Зольден?

Стивен быстро подходит к Зольдену, Зольден протягивает ему руку, Стивен ее пожимает.

ЗОЛЬДЕН
Здравствуй, Стивен. Как наши дела?

СТИВЕН
Надеюсь хорошо.

ЗОЛЬДЕН
Ты? Вот тебе лично надеяться, как раз, ни к чему.

Зольден беззвучно смеется. Резко прерывает смех, покосившись на коридор позади себя.

ЗОЛЬДЕН
Так же? Черный юмор, извини. Как этот наш… из Южной Африки…

СТИВЕН
Плохо. Синтез ничего не дает.

ЗОЛЬДЕН
То есть?

СТИВЕН
То есть, лейкоциты не поддаются синтезу. Отторжение и отмирание. Странная реакция на препарат.

ЗОЛЬДЕН
Более чем. Стивен, этот… Мгам… вообщем — пациент, результат уже оплатил. Уже, я подчеркиваю. И должен выйти отсюда, как минимум, почти здоровым. Понимаешь о чем я?

СТИВЕН
Конечно, мистер Зольден.

ЗОЛЬДЕН
Сколько было тестов?

СТИВЕН
Четыре.

ЗОЛЬДЕН
И все отрицательные?

СТИВЕН
Как один.

ЗОЛЬДЕН
Занеси мне отчет. Что-то не так. Я сам посмотрю. Ступай.

Стивен спешно уходит вглубь коридора. Зольден задумчиво смотрит ему вслед.

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА – ДЕНЬ
Степан поднимается с кровати, проходит по палате, останавливается у окна. Никита расслаблено откидывается на спину к стене.

СТЕПАН
Выходит, что шанс, таки, есть?

НИКИТА
Хочется верить, что есть.

СТЕПАН
(бурчит)
Хочется… это девке замуж хочется. А я хочу точно знать.

НИКИТА
Кто бы сомневался? И я тоже. Посмотрим, что скажет Паша.

СТЕПАН
Понимаю.
(после паузы)
Вот суки!

НИКИТА
Кто? Ты о чем?

СТЕПАН
Хороший бизнес наладили. А я думаю… то штуку им давай, то полторы… чуть не каждую неделю… качают, как скважина нефтяная. Красные крестоносцы. Есть у тебя бабки, нету — пофиг! Жить захочешь — найдешь…

НИКИТА
Тоже выживают… лекари… А как иначе? Противоестественный отбор, правда, получается. Но теперь — выживает хитрейший. Время такое.

СТЕПАН
Да, но они же надеждой торгуют… русская рулетка… а не лечение… шпигуют всякой херней, а там — как Бог даст. Разве это правильно? За что люди платят?

НИКИТА
За надежду, ты же сам сказал. А она умирает последней.
В таком состоянии никто не торгуется со смертью.

Никита поднимается с кровати, медленно подходит к Степану.

НИКИТА
Хотя, попробовать можно.

НАТ. ГАМБУРГ-АЭРОПОРТ – ДЕНЬ
Лимузин Дитца припарковывается у здания аэровокзала. Как всегда здесь многолюдно. Карл привычно распахивает дверцу, Дитц выходит из салона, осматривается, отдает какие-то распоряжения Карлу, и направляется к зданию аэровокзала.

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА – ВЕЧЕР
Паша и Никита сидят на кровати Никиты. Степан — напротив, примостился на стуле.

ПАША
Короче, что у нас есть? По тебе, Ник. Точнее – по твоим анализам. Не все так плохо. Пока неплохо. Мы можем повторить фокус фон Зольдена. Ты рад?

НИКИТА
Та у меня сейчас истерика случится! Спрашиваешь.

Паша поднимается, смотрит на Никиту, что-то соображая.

ПАША
Давай так, Ник… Завтра, прямо с утра, я подъеду. Возьму все, что нужно. Ну, а дальше…

НИКИТА
Я понял. Во сколько тебя ждать?

ПАША
Не раньше десяти.

Паша поворачивается к Степану, что-то соображая, держит указательный палец у своего носа:

ПАША
Ну, а с вами… Давайте так: посмотрим на его результат…

СТЕПАН
Хорошо. Тут спешка… Хоть бы вышло…

ПАША
(на улыбке)
Я не Гарри Поттер, я еще только учусь…

НИКИТА
Не скромничай. Два института, как за плечо кинул. Учится. Ну? Все?

ПАША
Надоел? Понял. Пока.

Паша идет к двери, останавливается, оборачивается.

ПАША
Все нормально, пацаны. Когда терять нечего, обязательно что-то находишь.

Паша выходит. Степан крестит воздух за его спиной.

НАТ. ПАРИЖ — ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ – ВЕЧЕР
Проспект утопает в огнях. Витрины шикарных магазинов, бистро и маленьких ресторанчиков, где посетители мирно вкушают дары французской кулинарии.

НАТ. ПАРИЖ-ЗДАНИЕ ФИЛИАЛА ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ – ВЕЧЕР
Здание почти в центре Парижа. Напротив Елисейских полей, во дворах. «Мерседес» замирает у дубовых дверей. Из салона выходит Дитц. Двери офиса открываются. Ему навстречу, на широкой улыбке, выходит ЖАН ТЮБО — управляющий французского филиала компании.

ЖАН
Месье Дитц… Как долетели? Добрый вечер…

ДИТЦ
Добрый вечер, Жан. Нормально. Я не привязан к расписанию вылета самолетов, и это меня не напрягает. Надеюсь, я прилетел не зря?

ЖАН
Конечно. Прошу вас. Как фрау Эльза?

ДИТЦ
Спасибо, нормально.

Жан услужливо распахивает массивные двери перед Дитцем, тот входит, Жан следом, двери закрываются.

ИНТ. ХОЛЛ ФИЛИАЛА ФАМАЦЕВТИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ – ВЕЧЕР
Жан идет впереди Дитца, поднимаются по лестнице, беседуют на ходу.

ЖАН
Как вы и просили, наш человек прошел курс лечения у Зольдена. Отчет у меня в кабинете.

ДИТЦ
Я посмотрю. А своими словами?

ЖАН
Поэтому, месье Дитц, я и попросил вас о встрече. Фон Зольден не блефует.

ДИТЦ
(замер)
То есть? Что вы сказали? Так это правда?

ИНТ. ШВЕЙЦАРИЯ — ХОЛЛ КЛИНИКИ ЗОЛЬДЕНА – ДЕНЬ
Зольден поливает цветы из лейки. За его спиной настырно ЗВОНИТ ТЕЛЕФОН. Зольден нервничает, это заметно по тому, как он водит лейкой над горшками с цветами. Телефон смолкает. В кабинет, без стука, входит ПАЦИЕНТ — РОЗЕН. Худощавый мужчина, лет 60 на вид. Зольден медленно оборачивается и расплывается в улыбке.

ЗОЛЬДЕН
Какие люди… проходите, господин Розен… уже покидаете нас?

РОЗЕН
Ценю ваш тонкий черный юмор, профессор. Чему радоваться?

ЗОЛЬДЕН Разве нечему? Господин Розен?

Зольден указывает рукой на мягкий стул у стола. Розен подходит к столу, отодвигает стул, присаживается.

ЗОЛЬДЕН
В наше время, господин Розен, надо радоваться всему. А в нашем с вами возрасте — тем более.

РОЗЕН
Вы правы…

ЗОЛЬДЕН
Еще бы. Мы с вами показали смерти кукиш. Разве не повод?

РОЗЕН
Надолго ли…?

ЗОЛЬДЕН
Ну — у… кому как отмеряно… (взгляд на потолок) Там. Но это уже другое ведомство…

Зольден ставит лейку на подоконник, проходит к столу, присаживается, берет папку из стопки перед собой, открывает ее, достает бумаги, просматривает. Пауза. Розен отрешенно смотрит в окно. Зольден поднимает на него глаза, снимает очки, кладет их перед собой на стол.

ЗОЛЬДЕН
Буду с вами откровенен, господин Розен… по результатам нашего лечения и, собственно, анализам вы, на сегодняшний день, абсолютно здоровы… Это, вам могут подтвердить в любой онкологической клинике…

ИНТ. ЛАБОРАТОРИЯ – ДЕНЬ
Паша смотрит на монитор компьютера. Щелкает клавишами, едва заметно качает головой. Паша пристально всматривается в монитор, медленно выпрямляется.

ПАША
Промежуточное звено… значит…

Входит Волынцев, подходит к столу, за которым сидит Паша.

ВОЛЫНЦЕВ
Как самец?

Паша рефлекторно привстает с места, но Волынцев останавливает его жестом руки.

ВОЛЫНЦЕВ
Сиди… сиди… Что? Ребус?

ПАША
Хуже.

ВОЛЫНЦЕВ
Дался тебе этот самец, Паша…

Волынцев смотрит на монитор.

ВОЛЫНЦЕВ
А чем это ты вообще занят? Все хотел спросить… это плановое?

ПАША
Вы о чем?

ВОЛЫНЦЕВ
Да вот, о самце твоем. Ты уже, сколько сидишь над ним?

ПАША
Разве во времени дело? Юрий Иванович? Я тестирую образец крови…

ВОЛЫНЦЕВ
(перебивает)
Стоп, Паша… стоп… скажи проще: наша проблема?

ПАША
Конечно. Что мне делать больше нечего? Я могу занести вам…

ВОЛЫНЦЕВ
Потом. Ладно, работай. Не до этого сейчас. Какая-то комиссия к нам едет… а ты занести… потом…

Волынцев замечает кого-то из сотрудников.

ВОЛЫНЦЕВ
(громко зовет сотрудника)
Аркаша! Зайди ко мне!
(Паше)
Лады… Добивай уже своего самца…

Паша провожает взглядом уходящего шефа, и, не выныривая из своих мыслей, вновь смотрит на монитор.

ИНТ. ШВЕЙЦАРИЯ-КАБИНЕТ ЗОЛЬДЕНА – ДЕНЬ
Перед столом Зольдена, в кресле, сидит КЛАУС ШВАРЦБЕРГ- представитель компании Дитца. Клаус продолжает начатый ранее разговор. Видно, что Зольдену он крайне неприятен. Он нервно крутит по столу мобильный телефон. Здесь и далее разговор идет на английском языке с закадровым русским переводом.

КЛАУС
Не могу понять: что вас не устраивает, господин Зольден? По моему, предложение очень достойное…

ЗОЛЬДЕН
Ну, это спорный вопрос. Есть более ценные вещи, чем деньги.

КЛАУС
Я понимаю. Слава, например. Но хочу сразу заметить, что даже нобелевский комитет не оценит ваше открытие дороже, чем это сейчас делаем мы. Берите чек, профессор, и покончим с этим.

ЗОЛЬДЕН
Вынужден вас огорчить. Уж простите за прямоту. Вам, конечно, все равно, но за этим двадцать лет жизни. Моей жизни.

КЛАУС
Тем более. Так сказать, расходы покроете. Оборудование, может какое…

ЗОЛЬДЕН
Врядли. Впрочем, господин Клаус, давайте закончим этот бесполезный разговор. У меня еще куча дел на сегодня. Простите, но мне надо работать.

Клаус выдерживает паузу, медленно поднимается, делает шаг к двери, останавливается, оборачивается на Зольдена.

КЛАУС
Я, конечно, передам наш разговор руководству. Но подумайте еще, господин Зольден. Визитку я вам оставил. Мало ли? Не будем торопиться. Все в этом мире имеет свою цену.

ЗОЛЬДЕН
В этом вы совершенно правы. И я вам ее назвал.

Клаус кисло улыбается, кивает головой и важно выходит из кабинета. Зольден поднимается из-за стола, ходит задумчиво по кабинету. Зольден переводит взгляд на окно, подходит к окну, пальцами раздвигает жалюзи, смотрит на улицу.

НАТ. У КЛИНИКИ ЗОЛЬДЕНА – ЧУТЬ ПОЗЖЕ
Клаус спускается по ступеням крыльца, подходит к черному «Майбаху» с открытой передней дверцей, склоняется в салон, с кем-то общается в салоне. Затем оборачивается и смотрит на окна клиники. Клаус достает из кармана мобильный, набирает номер, общается некоторое время, прохаживаясь вдоль машины, заканчивает разговор, прячет мобильный в карман, усаживается на переднее сиденье, захлопывает дверцу. «Майбах» медленно отъезжает от крыльца клиники.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗОЛЬДЕНА – В ЭТО ЖЕ ВРЕМЯ
Зольден провожает взглядом «Майбах», затем возвращается к столу, задумчиво смотрит на телефон, усаживается в кресло, тянется за телефонной трубкой…

ИНТ. ГАМБУРГ-КАБИНЕТ ДИТЦА – ДЕНЬ

ТИТРЫ:
ТРИ ДНЯ СПУСТЯ

Дитц нервно бродит вдоль длинного стола. На столе лежит развернутая газета. Звонит телефон. Дитц резко срывает трубку. Разговор идет на немецком языке с закадровым русским переводом.

ДИТЦ
Наконец-то! Да, читал уже. Что делать? Это вы у меня спрашиваете? Все, информация пошла. Что делать… Этот…

Дитц тычет пальцем в газету

ДИТЦ
Щелкопер Патрик… Да, понимаю… знаменитость… супер-пупер репортер… не в нем же дело… Вот пусть еще напишет одну статью. Почему? О чем вы говорите!? Принципиальный? Пусть другой напишет. Какая нам уже разница? Таких Патриков по десятку на гектар! Телевидение подключите. Я что, обо всем за вас должен думать? Задача: Нужно выставить Зольдена шарлатаном. Причем — убедительно выставить. Пусть онкологи свое слово скажут. Авторитетные люди, светила. Ну да… Вы же понимаете, что все это может значить? Для нас?

Дитц присаживается на край стола, перекладывает трубку к другому уху.

ДИТЦ
Прямо сейчас же и займитесь. Пока что — найдите Хельмута, он в курсе всего, и у него есть все нужные нам координаты. Думаю, телевидение тоже не прочь подзаработать? Какие намеки? Прямым текстом. Сколько скажут — столько и дайте. И чем быстрее вы это сделаете, тем лучше. Все остальное вторично.

Дитц кладет трубку на телефон, переводит взгляд на газету. Крупно: портрет фон Зольдена.

ИНТ. ЛАБОРАТОРИЯ – ВЕЧЕР
На мониторе компьютера вертится трехмерная модель ДНК. Справа, на мониторе, в столбик, бежит ряд зеленых цифр. Паша устало ворочает ложечкой в чашке с кофе, изредка поглядывает на монитор. В столбике с цифрами мигнул красным ряд цифр. Паша замер. Двумя рядами ниже появились еще пару рядов красным. Паша отставляет в сторону чашку, нагибается ближе к монитору, щелкает клавиши, на мониторе появляется таблица с цифрами и химические формулы.

ПАША
Так… звенья битые таки мутируют… неужели так все просто?

Паша жмет на кнопку и срабатывает принтер. Идет распечатка. Паша придерживает рукой лист бумаги, читает его бегло, затем кладет лист перед собой, берет авторучку с красным стержнем, обводит ряды формул.

ПАША
Ну, разве я не умница?

Звонок мобильного телефона. Паша, не глядя, тянется за мобильным телефоном, достает до него, подносит к уху.

ПАША
А? Привет. Вот, читаю твой приговор. А? И тебе прочесть? Ладно, читаю: коньяк, в количестве одной бутылки, желательно не бадяжный. Чего умолк? Я серьезно — готовь коньяк. Дело — за малым. Точно. Все оказалось даже проще, чем я думал. И фашист, видно, тоже самое нашел. Ладно, не мешай мне пока.

В глубине помещения скрипнула дверь. Паша оборачивается немного на стуле, всматривается в темноту.

ИНТ. ГАМБУРГ-КАБИНЕТ ДИТЦА – ДЕНЬ
Дитц говорит по телефону. Здесь и далее разговор идет на немецком языке с закадровым русским переводом.

ДИТЦ
Так… я понял… в котором часу эфир? Молодец. Можете, когда захотите. Пресса? Так… что Зольден? Пока посмотрим на развитие событий. Если Зольден начнет проявлять активность… а пока — зачем? Я тоже так думаю, Хельмут. Ну, все? Занимайся дальше. И держи меня в курсе.

Трубка возвращается на рычаги. Дитц поднимается с кресла, обходит стол, проходит к окну, долгим взглядом смотрит вниз на улицу.

ИНТ. КВАРТИРА ПАШИ – ВЕЧЕР
Паша стоит у темного окна, в раздумье водит пальцем по стеклу. Звонок мобильного телефона. Паша находит его глазами — телефон лежит на диване. Паша неспешно подходит к дивану, берет телефон. Паша присаживается на диван.

ПАША
Режим нарушаем, ваше благородие? Как ты там вообще? Воды не отошли? Шучу. Серьезно? Пару дней — и все, Ник… от силы – три… Ну да… есть только одна неизлечимая болезнь – смерть. Все остальное, при желании, лечится. А? Ну, да… и, при наличие неопределенного количества денежных знаков… Желание? Та откуда ж оно появится у фармацевтов?! Такой приход… им — чем больше людей дохнет — тем лучше… но эту тему с тобой мы, вроде как, разрулили… ага… давай… до связи…

Паша кладет телефон рядом с собой на диван, потягивается, затем резко поднимается с дивана, подходит к журнальному столику, берет пульт ДУ телевизора, включает телевизор и присаживается в кресло.

ПАША
Лечиться даром – даром лечиться. Логично… но бесчеловечно…

Крупно — экран телевизора. Диктор рассказывает сводку новостей.

ИНТ. КАБИНЕТ ДИТЦА – ВЕЧЕР
Дитц сидит в пухлом кресле перед огромным плазменным телевизором. Идет трансляция пресс — конференции онкологов. На экране телевизора ВАЛЬТЕР ТРИЕР — профессор онкологии.

ВАЛЬТЕР
Исходя из вышесказанного, в чем, я думаю, уже нет никаких сомнений, информация о панацее, мягко говоря, сильно преувеличена. В противном случае, будь это все на самом деле так просто, человечество не билось бы над проблемой рака десятилетиями. Фон Зольден, нужно отдать ему должное, вложил в свою панацею плацебо. Мы лабораторно проверили его теорию, однако каких-либо, даже поверхностных положительных результатов, это не дало. О чем я заявляю совершенно официально. Плацебо. Обычная пустышка для обывателя. Кроме существующих средств борьбы с раком, на сегодняшний день, к сожалению, нового еще ничего нет. Что же до статьи… журналист честно написал то, о чем его информировали. Он же не эксперт в этой области? Очередная сенсация, как он предполагал. Ошибочно предполагал. Кроме того, эксперименты со здоровьем чреваты. Завтра появится, предположим, еще один Зольден со средством от СПИДа. И что? Кроме ажиотажа вокруг этого ничего существенного не будет. Такое мое официальное мнение, как профессора-онколога.

Дитц растягивает губы в улыбке и удовлетворенно кивает головой на каждое слово профессора.

ДИТЦ
Молодец… даже я засомневался. Свою премию он заработал.

Дитц выключает телевизор, поднимается с кресла, подходит к столу, берет телефонную трубку, набирает номер.

ДИТЦ
Хельмут… что с Триером? Выпиши ему чек. Уже выписал? Тогда — плюс еще столько же. Да, ты меня правильно понял — в два раза. И пусть он мне перезвонит завтра.

Дитц кладет трубку обратно, барабанит пальцами по столу, довольно щурится и, заложив руки за спину, медленно идет по кабинету, тихо напевая какую-то мелодию.

НАТ. УЛИЦА ПЕРЕД ОНКОДИСПАНСЕРОМ – УТРО
Никита стоит у дверей, задумчиво смотрит на улицу. У ворот появляется Паша. Он замечает Никиту, приветливо поднимает руку, подходит к Никите, протягивает ему руку для приветствия, Никита её пожимает.

НИКИТА
Привет…

ПАША
Короче тема такая, Ник…

ВИД СВЕРХУ Паша что-то поясняет Никите, тот внимательно его слушает. Затем они прощаются. Паша неспешно идет обратно за ворота. Никита провожает его взглядом и входит в диспансер.

ИНТ. ГАМБУРГ-ЗАЛ РЕСТОРАНА – ВЕЧЕР
Дитц ужинает в компании седого лощеного мужчины. Это ДИТЕР ВАЙНБЕРГ — член совета директоров компании, которую возглавляет Дитц. ВИД СВЕРХУ Зал ресторана. Столик, за которым сидят Дитц и Дитер.
ОБЩИЙ ПЛАН Камера движется за официантом, который несет разнос со всякой снедью. Официант подходит к столику, за которым сидят Дитц и Дитер, выставляет содержимое разноса на стол и отходит. Дитц прерывает разговор на то время, пока официант не отходит, провожает его коротким взглядом, переводит взгляд на Дитера.

ДИТЦ
Да-а… добавил нам забот этот выскочка. Инквизиции на него нет…

ДИТЕР
Ты ожидал другого? Оттого, что Коперника обложили хворостом, земля вращаться не перестала.

Дитер, что-то соображая, задумчиво смотрит на Дитца.

ДИТЕР
В нашей ситуации есть только два варианта: или купить, или убить.

ДИТЦ
Ты считаешь?

ДИТЕР
Назови третий? Вот смотри: от сделки он отказался наотрез. Даже не стал вникать в то, что ему предлагают. Он просто выставил твоего человека за двери. Я ничего не путаю?

ДИТЦ
Нет, все так.

ДИТЕР
А раз так… Знаешь, что я думаю? Он затеял собственную игру. Других объяснений нет. Он хочет получить все. Я только так могу это объяснить.

ДИТЦ
То есть, ты думаешь…

ДИТЕР
Монополия. Империя Зольдена. Ему сколько?

ДИТЦ
Да вроде 65…

ДИТЕР
Вроде… это «вроде» — уже возраст. Ты согласен? Он человек не бедный. В некотором смысле — известный, я бы даже сказал: почти мессия. В такой комбинации остается что? Безраздельная монополия.

Дитер тянется за полунаполненным фужером, делает маленький глоток, ставит фужер перед собой, внимательно смотрит на Дитца.

ДИТЕР
Без нас, Вернер. Короче, если его сейчас не остановить… деньгами, чем угодно… быть нам простыми аптекарями.

ДИТЦ
Сплюнь.

Дитц берет со стола сверкающий нож, смотрит на свое отражение.

ДИТЦ
Ты займешься ним?

ДИТЕР
Я? Это у тебя шутки такие? Это ж ты у нас мастер по спецэффектам?

ДИТЦ
Давай без комплиментов, Дитер!

ДИТЕР
Давай. Но кроме тебя, все равно никто этого не сделает. Ну что? Все в твоих руках.

Дитц переводит взгляд с ножа в руке на Дитера, и поспешно кладет нож перед собой.

ДИТЕР
Образно говоря. А промедление…

ДИТЦ
Смерти подобно… ты прав… сегодня же позвоню бельгийцу. Завтра он будет в Гамбурге.

ДИТЕР
Только продумайте все, до мелочей, пожалуйста. Чтобы не вышло, как в прошлый раз… никаких взрывов. Пиротехники… Так дела не делаются. Я чуть сам не умер, когда услышал по радио, что жертва в клинике. А если бы он заговорил?

ДИТЦ
Ну, все… сколько можно носом тыкать? Ребята же подсуетились, выключили его, как микроволновку от сети. Заговорил… не успел бы.

Дитц обиженно надувает губы, прикрывает глаза, затем встряхивает головой, словно отгоняет неприятные ему воспоминания.

ДИТЦ
На этот раз все будет чисто.

ДИТЕР
Будем надеяться.

ИНТ. ПАЛАТА ДИСПАНСЕРА – ВЕЧЕР Никита сидит на кровати, Паша присел перед ним на стуле, Степан сидит на своей кровати, задумчиво почесывает небритость на лице. Паша поднимается со стула, проходит к окну, бросает короткий взгляд на улицу, поворачивается на Никиту.

ПАША
Я несколько раз проверил результаты тестов. Ошибка исключена. Завтра я принесу антидот. Принес бы сегодня, но там идет длинная химическая реакция… короче — потерпишь.

СТЕПАН
Э-э… а я? Потерпишь…

ПАША
И вы — тоже. Антидот создан на основе его клеток. Понимаете? Для вас — это еще дня три. Максимум.

СТЕПАН
А-а… ну, три дня, не три года… подожду.

ПАША
Ну что, господа — заговорщики? Я пойду?

НИКИТА
Во сколько тебя ждать?

ПАША
К обеду. Не раньше.

Паша подходит к Никите, протягивает ему руку. Никита пожимает его руку.

НИКИТА
Давай. До завтра.

Паша подходит к Степану, протягивает ему руку на прощание.

ПАША
Три дня.

Степан крепко жмет ему руку.

СТЕПАН
Та хоть пять!

ПАША Три.

Паша проходит к двери, оборачивается на Никиту и Степана.

ПАША
Будем жить, пацаны…

Паша символично сжимает перед собой кулак и выходит за двери. Никита подходит к темному окну, всматривается в темень и отрывисто машет Паше на улице.

ИНТ. КАБИНЕТ ДИТЦА – УТРО
Дитц набирает телефонный номер. Некоторое время слушает гудки. Усаживается в кресло.

ДИТЦ
Где ты был? Я целый вечер не мог до тебя дозвониться. А-а… ясно… срочное дело, Поль. Да. Чем быстрее — тем лучше. Ты мне нужен здесь. Да, в Гамбурге. Когда ты будешь? А раньше? Хорошо, давай так и поступим. Я понял. Сразу ко мне. Да, я буду целый день у себя. Позвони с вокзала…

Дитц кладет мобильный телефон перед собой, поднимается с кресла, задумчиво идет по кабинету к двери. Двери открываются. На пороге Моника. Дитц даже дергается от неожиданности.

ДИТЦ
Что-нибудь случилось?

МОНИКА
Извините… в приемной…

ДИТЦ
Отмените все на сегодня. Меня ни для кого нет. Кроме — месье Поля. Он будет к вечеру. Ступайте, Моника. Перенесите все встречи на послезавтра.

МОНИКА
Да, господин Дитц… конечно…

ДИТЦ
Что-нибудь еще?

МОНИКА
Звонила фрау Эльза…

ДИТЦ
Я наберу. Идите.

Моника тихонько выходит за двери. Дитц смотрит себе под ноги, нервно закусывая губы, и покачивает головой.

НАТ. УЛИЦА — КЛИНИКА ЗОЛЬДЕНА – УТРО
Машина Зольдена подъезжает к главному входу клиники. ВИД СВЕРХУ Из машины выходит Зольден. Некоторое время стоит перед открытой дверцей, затем захлопывает ее и поднимается по ступеням. ИНТ. КОРИДОР КЛИНИКИ ЗОЛЬДЕНА – УТРО Зольден в раздумье идет по коридору, кивком головы отвечая на приветствия персонала. Ему на глаза попадается Стивен.

ЗОЛЬДЕН
Стивен!

Стивен прекращает разговор с медсестрой и быстро подходит к Зольдену.

СТИВЕН
Доброе утро, шеф.

ЗОЛЬДЕН
Доброе. Будем надеяться. Смотрел передачу?

СТИВЕН
Этот бред? Смотрел.

ЗОЛЬДЕН
Не перестаю поражаться твоей наивности, Стивен. Ты смысл понял?

СТИВЕН
Что вы имеете в виду? Выступление Триера?

ЗОЛЬДЕН
Передачу в целом. А о чем это говорит? Правильно – теперь нам придется держать ухо востро, Стивен, нужно быть готовым ко всему. Буквально. Даже к самому худшему. Но мы еще посмотрим… Твоя задача, Стивен…

ИНТ. ЛАБОРАТОРИЯ — УТРО
Паша достает из холодильника стеклянный сосуд, осторожно несет его к своему столу. На пути у Паши встает Волынцев. Паша замирает.

ПАША
Доброе утро…

ВОЛЫНЦЕВ
Доброе… А что напрягся? Чего это ты несешь?

Паша ставит сосуд на стол, оборачивается на Волынцева.

ПАША
Препарат, Юрий Иванович.

ВОЛЫНЦЕВ
Я сразу так и понял. Точнее?

ПАША
Антидот.

ВОЛЫНЦЕВ
Анти… чего?

ПАША
В двух словах не получится объяснить…

ВОЛЫНЦЕВ
Да? Объясни в трех. Это по твоему самцу?

ПАША
Это по моему эксперименту.

ВОЛЫНЦЕВ
Так. Экспериментируешь. Смысл в чем?

ПАША
Присядьте, пожалуйста…

ВОЛЫНЦЕВ
Понял, стоя не дойдет.

Волынцев подставляет к столу стул, присаживается.

ВОЛЫНЦЕВ
Хорошо. Я слушаю?

ПАША
Вы только не упадите. Я нашел антидот против рака…

ВОЛЫНЦЕВ
Еще раз? Против чего? Рака? Ты серьезно?

ПАША
Абсолютно. Материалы, результаты опытов, анализы… будете смотреть?

Волынцев прищурено смотрит на Пашу, что-то соображает. Затем медленно поднимается со стула.

ВОЛЫНЦЕВ
Ты решил меня разыграть? Да? Рак он победил. Вундеркинд. Значит, ты вот этим был занят последнее время? С раком боролся?

ПАША
Ладно. Юрий Иванович, давайте сначала факты, а потом все остальное?

ВОЛЫНЦЕВ
Валяй.

ПАША
О фон Зольдене, вы что-нибудь слышали?

ВОЛЫНЦЕВ
О ком? Да что-то… вроде… мелькало…

ПАША
Зольден — известный профессор по этой части. Весь мир уже гудит. Вы «Новости» не смотрели вчера? Жаль. Короче, он дошел до этого первым. Не я. Он нашел способ выделить из пораженной раком клетки антидот, и, тем самым, запустить обратный механизм в организме больного.

ВОЛЫНЦЕВ
То есть, таким образом можно лечить рак? И ты… вот это все… Кто-нибудь еще знает об этом?

ПАША Нет.

ВОЛЫНЦЕВ
Давай так: все материалы по этому твоему… эксперименту… ко мне. На стол. Если все так, как ты говоришь…

ПАША
Юрий Иванович…

ВОЛЫНЦЕВ
Прямо сейчас.

Волынцев задумчиво проводит пальцем по колбе с антидотом, переводит взгляд на Пашу.

ВОЛЫНЦЕВ
Ты все понял?

ПАША
Да. Сейчас соберу бумаги.

ВОЛЫНЦЕВ
Не забудь. Я пока у себя.

Волынцев недоверчиво рассматривает сосуд, поднимает взгляд на Пашу.

ВОЛЫНЦЕВ
Все таки самец? Два жэ? Ладно, Паша, давай все ко мне, и пока с этим твоим… анти… короче — будут разбираться там…

Волынцев поднимает вверх палец.

ВОЛЫНЦЕВ
Ни одна живая душа…

ПАША
Я понял.

Волынцев идет в сторону своего кабинета. Паша присаживается к столу. Озадаченно трет ладонью виски. Паша присаживается к компьютеру. Паша запускает принтер и откидывается на стуле. Листы быстро выскакивают в пластиковый приемник принтера. Мелькают ряды формул, атомные и молекулярные решетки, текст.

ИНТ. КАБИНЕТ ВОЛЫНЦЕВА – ДЕНЬ
Волынцев озадаченно перекладывает бумаги по столу перед собой. Он уже разложил листы отдельно и внимательно их изучает.

ВОЛЫНЦЕВ
Самец… два жэ… мать его… под самым носом…

Волынцев отодвигает бумаги от себя по столу, достает записную книжку, листает ее, находит, что искал. Кладет записную перед собой, тянется к телефону, берет трубку, набирает номер.

ВОЛЫНЦЕВ
Добрый день… Волынцев беспокоит… да… Юрий Иванович… Олег Львович еще у себя? Не могли бы вы соединить? Что? Чуть позже? Совещание? Хорошо, я наберу через часик-полтора… он уже освободится? Спасибо. Часика через полтора я вас наберу. До свидания…

Волынцев бросает трубку на рычаги. Волынцев собирает бумаги в папку, прячет ее в ящик стола, и выходит из кабинета.

НАТ. ГАМБУРГ — УЛИЦА ПЕРЕД АЭРОВОКЗАЛОМ – ВЕЧЕР
ВИД СВЕРХУ Большое скопление народа. Огни машин и реклам. ОБЩИЙ ПЛАН Стеклянные двери аэровокзала. В дверях камера фиксирует коренастого, коротко стриженого МУЖЧИНУ лет сорока. Это — ПОЛЬ, мужчина самого обычного вида. Поль выходит из здания, идет к стоянке такси, по ходу достает из кармана мобильный, набирает номер.

ПОЛЬ
Я уже в Гамбурге. Минут через двадцать буду. Хорошо.

Камера движется за Полем. Он подходит к машине такси, открывает заднюю дверцу, садится в салон. Машина тут же отъезжает от аэровокзала.

ИНТ. КАБИНЕТ ДИТЦА – ВЕЧЕР
Дитц сидит за столом и что-то пишет. Открываются двери. Дитц поднимает глаза от бумаг. В дверях Моника. Дитц вопросительно на нее смотрит.

МОНИКА
Господин Поль…

Дитц поспешно выходит из-за стола.

ДИТЦ
Проси. И сделай нам кофе, пожалуйста.

МОНИКА
Хорошо, господин Дитц.

Моника выходит из кабинета и тут же входит Поль. Дитц идет навстречу Полю, приветливо раскинув руки.

ДИТЦ
Проходи… сейчас принесут кофе. Ты ужинал? А то я сразу… Как долетел?

ПОЛЬ
Как всегда. Что за проблема?

ДИТЦ
Серьезная.

ПОЛЬ
Ну, это я понял.

ДИТЦ
Присаживайся.

Поль проходит к столу, присаживается на стул.

ПОЛЬ
И?

ДИТЦ
Короче так… Ты о Зольдене уже наслышан?

ПОЛЬ
Понял.

ДИТЦ
Что ты понял?

Дитц проходит и присаживается в кресло за столом. Переходит на громкий шепот.

ДИТ
Просто так шлепнуть его уже не получится. Этот Зольден столько шороху вокруг себя сделал… он теперь звезда… обжечься можно. Понимаешь? Нужно что-то… даже не знаю – что… вот тебя и пригласил.

ПОЛЬ
Он в Швейцарии?

ДИТЦ
Где ж ему еще быть? Конечно в Швейцарии.

ПОЛЬ
Ну, это недалеко.

Двери кабинета тихо открываются. Моника вносит разнос с двумя чашками кофе, ставит его на стол и выходит.

ДИТЦ
Ну, да ладно, вернемся к Зольдену. Есть идеи?

ПОЛЬ
Полно. Выбирай.

Поль берет чашку кофе, делает глоток.

ПОЛЬ
Первое…

НАТ. ШВЕЙЦАРИЯ-УЛИЦА ПЕРЕД КЛИНИКОЙ ЗОЛЬДЕНА – ВЕЧЕР
Машина Зольдена подъезжает к зданию. Выключаются фары. Из машины выходит Зольден. Он осматривается, нагибается в салон, достает кейс, захлопывает дверцу, щелкает брелком сигнализации и входит в здание клиники. Чуть поодаль, в машине, сквозь лобовое стекло, просматривается темный силуэт человека за рулем. Как только Зольден скрывается за стеклянными дверями клиники, человек из машины — это Поль, он осторожно выходит из салона, осматривается по сторонам и медленно подходит к машине Зольдена. Поль обходит машину, присаживается у дверцы водителя, что-то достает из кармана кожаной куртки. Его внимание привлекает свет в окне напротив — он зажегся. Поль некоторое время вглядывается в окно, затем что-то подносит к замку на дверце.

КРУПНО: в руке Поля — прибор с мерцающими диодными лампочками — сканер. Вереница красных огоньков сменяется зеленым бликом. Щелкает замок. Поль прячет сканер в карман куртки, осторожно открывает дверцу.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗОЛЬДЕНА – ВЕЧЕР
Зольден собирает по столу бумаги. Какой-то шум привлекает его внимание. Зольден подходит к окну, пальцами слегка раздвигает планки жалюзи, вглядывается в окно.

НАТ. УЛИЦА ПЕРЕД КЛИНИКОЙ – ВЕЧЕР
Панорамное скольжение. Приближение — Машина Зольдена. Рядом с машиной никого нет.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗОЛЬДЕНА – ВЕЧЕР
Зольден убирает руку, жалюзи снова собраны вместе. Зольден возвращается к столу.

Сверху — вниз смотрит на бумаги. Еще раз оборачивается на окно. В раздумье присаживается на кресло. Зольден наклоняется к столу, кладет на него руки, слегка барабанит пальцами по полировке. Затем достает из чехла на поясе мобильный, ищет и набирает номер.

ЗОЛЬДЕН
Это я… у тебя все в порядке? Пока на работе. Что на ужин? Может, сходим в ресторан сегодня? Да нет, повода никакого. Просто поужинаем.

Зольден медленно поднимается с кресла, идет вокруг стола.

ЗОЛЬДЕН
Да… да… я понял… в другой раз. Как скажешь. Мишель уже дома? Нет? И не звонила? Набери ее. Просто узнай — как и что… и где она? Хорошо? Ну, все, целую…

Зольден убирает мобильный телефон в чехол на поясе, медленно подходит к окну, раздвигает планки жалюзи, выглядывает во двор.

ИНТ. ПАЛАТА ДИСПАНСЕРА – ВЕЧЕР
Степан сидит на кровати. Никита стоит перед ним, оперевшись спиной на быльце его кровати.

НИКИТА
Почему бровки – домиком? Ты хотел результат? Он — перед тобой! И никаких приколов. Можно эту дрянь победить, ты понял?

СТЕПАН
Вот это да… не ждали, не гадали. Ты как?

НИКИТА
В смысле? Чувствую себя как? Нормально. Ничего побочного. Пашка так и сказал: ничего не почувствуешь. Одни клетки будут долбить другие. Получилось, Степа!

Никита присаживается перед Степаном на корточки.

НИКИТА
Собери лицо, Степа. Мы с тобой беглецы из ада. Ты хоть это понял?

СТЕПАН
Та понятно… когда он придет?

НИКИТА
На днях. Потерпишь?

СТЕПАН
Уж лучше Пашку ждать, чем смерти… потерплю… у меня что — выбор есть?

Степан наклоняется к Никите.

СТЕПАН (ПРОДОЛЖ.)
Ты мне номерок свой оставь… на всякий… глядишь — свидимся, как-нибудь… такой повод…

НИКИТА
Не вопрос. В любое время.

Никита возвращается к своей кровати, присаживается.

НИКИТА
А я, еще до этого, где-то читал, что баба одна… нашла средство… ее быстренько на смех подняли… а потом выяснилось, что на 80% она была права… Пипеткиным выгодно нас морить. Это очень большие бабки. Одним больше, одним меньше…

СТЕПАН
Я сразу про это говорил. Только давай бабло, а выздоровление — потом. Может быть. Если повезет. Нас же за лохов всех держат! Чешут по ушам. А свое выгребают. Вот это пристроились красавцы! Аж завидки берут.

НИКИТА
Чего им завидовать? Вернее — чему? Живут они хорошо, но недолго. Каждый день на измене. Ну что это за жизнь?

СТЕПАН
Нормальная, человеческая жизнь. Так все должны жить. Есть вволю, детей спокойно растить, обувать-одевать, образование давать, как было раньше — за счет государства. Для кого их учат? Вот скажи? Для себя же. Но за их бабки. Нормальный расклад? Это я так, вечерний звон… того, что было, не вернешь. Жалко, что мораль басни подгуляла. Или воруй, или живи, как все… то есть — никак.

Свет фар автомобиля ярко полоснул по стене палаты. Никита и Степан разом повернули головы на окно.

НИКИТА
Ладно… философ… будем ложиться? Та не смотри так, не в гроб же! Все уже позади, Степа. Это я тебе говорю.

СТЕПАН
И сказку на ночь… или – колыбельную…

НИКИТА
Размечтался… так уснешь.

Никита проходит к выключателю. Свет в палате гаснет.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗОЛЬДЕНА – ВЕЧЕР
Зольден поднимает руку, смотрит на наручные часы, достает из кармана связку ключей, и идет на выход из кабинета. ИНТ. КОРИДОР КЛИНИКИ – ВЕЧЕР Зольден прикрывает двери кабинета, поворачивает ключ в замке. И тут же яркий свет фар освещает коридор. Зольден замирает, оборачивается на большое окно коридора, затем быстро направляется к нему.

НАТ. УЛИЦА ПЕРЕД КЛИНИКОЙ – ВЕЧЕР
Машина Зольдена выворачивает на аллею и, быстро набирая скорость, мчится к воротам. Крупно: удивленное лицо Зольдена в окне.

НАТ. ШВЕЙЦАРИЯ — УЛИЦА ПРИГОРОДА – ВЕЧЕР
Машина Зольдена начинает вилять по дороге, не снижая скорости.

ИНТ. САЛОН МАШИНЫ ЗОЛЬДЕНА – ВЕЧЕР
За рулем машины сидит ДОЛГОВЯЗЫЙ НЕГР в вязаной шапочке. Негр мотает головой, беспрестанно трет кулаком глаза, жмурится.

ПЕРЕХОД КАДРА: Из — под сиденья водителя, тонкой струйкой, наверх поднимается сизый дымок.

ПЕРЕХОД КАДРА: ДОЛГОВЯЗЫЙ НЕГР головой клонится к рулю, он тыкается лбом в кнопку клаксона, машина начинает длинно сигналить.

НАТ. УЛИЦА ПРИГОРОДА – ВЕЧЕР
Машину Зольдена выносит на обочину, она наталкивается на придорожное ограждение, сбивает его, переворачивается несколько раз и замирает. Гудок смолкает. Выше, на дороге, останавливается темная машина. Из машины выходит Поль. Он оглядывается по сторонам, подходит к краю дороги, пытается рассмотреть место аварии. Не заметив никакого движения в машине, Поль быстро возвращается за руль и его машина резво уезжает. Медленная панорама: Пустынно. Машина Зольдена лежит на боку.

НАТ. УЛИЦА ПРИГОРОДА — МЕСТО АВАРИИ — ЧУТЬ ПОЗЖЕ
Полицейская машина с включенными мигалками останавливается на дороге. Из нее выходит КОМИССАР БЕРТЬЕ и Зольден. Комиссар подходит к поврежденному ограждению дороги, смотрит вниз, затем оборачивается на Зольдена.

БЕРТЬЕ
Ну? Профессор? Она? Ваша?

Зольден смотрит вниз из-за спины Бертье.

ЗОЛЬДЕН
Раритет был… Какой ужас…

БЕРТЬЕ
Это не ужас, профессор, это счастье.

ЗОЛЬДЕН
Скажете тоже…

БЕРТЬЕ
Счастье, что за рулем были не вы. Спустимся-посмотрим? Все равно эвакуатор ждать. Да и протокол не пять минут пишется. Идемте, профессор.

Бертье осторожно спускается вниз к машине. Зольден спускается следом за ним. Бертье обходит вокруг машины, присаживается несколько раз, подходит Зольден.

ЗОЛЬДЕН
Ну что, комиссар? Кто там?

БЕРТЬЕ
Как я понимаю — труп там, профессор. Можете взглянуть поближе. Только руками ничего не трогайте.

Зольден слегка наклоняется, заглядывает в салон.

ЗОЛЬДЕН
Я в курсе…

На дороге вверху подъезжают и останавливаются еще две машины полиции.

БЕРТЬЕ
О, вот и кавалерия подоспела.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ — ЖАН, СЭМ и ДИДЬЕ спускаются вниз к машине. Бертье идет к ним навстречу.

БЕРТЬЕ
Сюда, ребята! Быстренько катаем пальцы, пробейте их по базе…

Бертье оборачивается на профессора.

БЕРТЬЕ
Придется немного обождать, профессор. Мы вас потом довезем до дома.

Зольден отвечает Бертье, не отводя взгляда от машины:

ЗОЛЬДЕН
Да… конечно… спасибо…

Зольден принюхивается, оборачивается на Бертье.

ЗОЛЬДЕН
Вы ничего не чувствуете, комиссар? Запах…

БЕРТЬЕ
И вы заметили? Похоже, вроде собака сдохла?

ЗОЛЬДЕН
Это не собака… мне знаком этот запах…

БЕРТЬЕ
Да? И что это?

Зольден подходит ближе к Бертье.

ЗОЛЬДЕН
Цианид… сжиженный… до газообразного состояния. Этот запах миндаля невозможно перепутать ни с каким другим.

Бертье озадаченно смотрит на коллег.

БЕРТЬЕ
Такие дела, ребята. Цианид. Будем гулять.

Бертье оборачивается на Зольдена

БЕРТЬЕ
А долго ждать, пока он…?

ЗОЛЬДЕН
Хотя бы с полчаса. Пока выветрится. Местность открытая…

БЕРТЬЕ
Ладно. Подождем. У вас появились враги, профессор? Что все это может значить?

ЗОЛЬДЕН
Я бы тоже хотел получить ответ на этот вопрос, комиссар. Но у меня — его нет.

БЕРТЬЕ
Никаких догадок? У вас как, кстати, в последнее время все нормально? Может – звонки? Угрозы?

ЗОЛЬДЕН
Да нет, ничего не было. Ума не приложу.

БЕРТЬЕ
Нет уж — приложите, пожалуйста. Напрягитесь, подумайте. Ну, кому-то же надо было все это? Это же не несчастный случай, профессор, как вы уже, наверное, поняли, это покушение на убийство. На ваше убийство, профессор. Придется вам проехать с нами, а не домой. Для вашей же безопасности.

ЗОЛЬДЕН
Как будет угодно, комиссар. К вам — значит к вам. Я поднимусь наверх, к машине?

Бертье поднимает взгляд на дорогу.

БЕРТЬЕ
Да… конечно…

Бертье оборачивается на полицейских, обращается к ЖАНУ.

БЕРТЬЕ
Так… Жан…? Давай… где твои причиндалы?

ЖАН
В машине.

БЕРТЬЕ
Иди с профессором, возьми… в машине…

Жан согласно кивает и быстро поднимается по насыпи к дороге. Зольден неспешно идет за ним. Бертье провожает их взглядом. Затем оборачивается на двух других своих коллег — СЭМА и ДИДЬЕ.

БЕРТЬЕ
Дидье? Наверное, вытаскивай этого мерзавца пока…

ДИДЬЕ
Да, шеф.

Дидье подходит к машине, пытается открыть дверцу водителя. Бертье за ним наблюдает.

БЕРТЬЕ
Ну? Не получается?

ДИДЬЕ
Двери слегка перекосило … но я открою…

БЕРТЬЕ
Давай.

Бертье переводит взгляд на Сэма.

БЕРТЬЕ
Сэм… а ты — давай строчи протокол.

СЭМ
Снова я?

БЕРТЬЕ
Не волынь. Может, зрение у тебя и плохое, но почерк хороший. Я видел.

Бертье отходит от Сэма чуть в сторону, бросает короткий взгляд наверх.

ПЕРЕХОД КАДРА: Зольден стоит у полицейской машины, а Луна за его головой напоминает нимб.

БЕРТЬЕ
Хоть крестись… везучий, сукин сын…

ИНТ. КАБИНЕТ ОСИПОВА — ЧИНОВНИКА МИНЗДРАВА – ДЕНЬ
ОСИПОВ — полноват, лысый, за 50 на вид, в дорогом костюме, разговаривает по телефону.

ОСИПОВ
Я не совсем понимаю суть вопроса. Давайте еще раз?

Осипов перекладывает трубку к другому уху

ОСИПОВ
Ваш сотрудник нашел средство от рака? Теоретически нашел? Или как? Да ну… И результаты есть? Зольден? Знакомое имя. Если все так, как вы говорите… Мне нужно взглянуть на эти результаты. Вышлете их мэйлом? Жду…

Осипов кладет трубку, задумчиво смотрит на полировку стола. Осипов поднимается с кресла, упирается руками в стол. Без стука входит СЕКРЕТАРЬ — женщина средних лет, в очках. Входит и замирает в двери. Осипов поворачивает на нее голову

ОСИПОВ
Пора? Вадик уже внизу?

Секретарь согласно кивает. Осипов делает шаг к двери, замирает.

ОСИПОВ
Вот что, Любовь Павловна… Должен прийти мейл… от Волынцева… Так вот, его распечатать, и ко мне на стол, пожалуйста.

СЕКРЕТАРЬ
Я поняла.

ОСИПОВ
Буду к обеду.

Осипов поднимает глаза на потолок

ОСИПОВ
Там ждут.

СЕКРЕТАРЬ
Понимаю. Что-нибудь еще?

ОСИПОВ
Нет. Не забудьте про мейл.

Осипов вальяжно выходит из кабинета. Секретарь провожает его взглядом, бегло осматривает кабинет, подходит к столу, собирает в стопку бумаги и выходит следом.

ИНТ. ПАЛАТА ДИСПАНСЕРА – ДЕНЬ

ТИТРЫ:
ТРИ ДНЯ СПУСТЯ
Никита смотрит в щель приоткрытой двери. В это время Паша делает инъекцию Степану, затем выбрасывает шприц в корзину для мусора. Степан опускает рукав пижамы, смотрит то на Никиту, то на Пашу.

ПАША
Что?

СТЕПАН
Да так… как в сказке…

ПАША
О мертвой царевне… Только целовать не пришлось в лоб…

Никита отходит от двери, проходит к своей кровати, присаживается. Паша остается стоять у двери.

ПАША (продолжает)
Я же вам последний прикол не рассказал! Короче, Волынцев, отзвонился наверх, они сразу же запросили файлы по теме.

НИКИТА
Началось?

ПАША
Началось, Ник…

НИКИТА
И что теперь?

ПАША
Кто его знает? Пока они проверят мои результаты, время у нас есть. Ну, а потом…

НИКИТА
Ясно.

ПАША
Детективы смотришь? Как звенья цепи пробивают? От причины к следствию. Круг общения. И — понеслась…

Паша кивает головой на Степана.

ПАША (ПРОД)
Разве что на него не выйдут. А нам с тобой надо крепко подумать — как жить дальше. Буквально.

НИКИТА
Есть варианты?

ПАША
А как же! Что касается меня, тут двух мнений быть не может — я сваливаю. Тебе есть куда нырнуть? Пока все уляжется? Ладно, оставь это мне. Мы еще посмотрим, кто кого.

НИКИТА
Так получается, уже валить отсюда надо.

ПАША
Да. Забирайте свои манатки, и делайте ноги.

СТЕПАН
Я тоже, к сестре пока уеду, от греха подальше. Ой, Пашка, с тебя икону написать надо…

ПАША
Исцелитель Павел? Смешно.

СТЕПАН
Та смеху мало было. Пока ты не появился. За бугром тебя бы долларами закидали.

Паша поднимается с кровати, что-то ищет в карманах.

ПАША
Лишь бы тут не землей… Так… мне пора возвращаться. Да и вы тут долго не засиживайтесь.

Паша идет к двери, у двери останавливается, оборачивается, на улыбке.

ПАША
Больше не болейте.

Паша выходит из палаты. Двери остаются открытыми.

ИНТ. ГАМБУРГ — КАБИНЕТ ДИТЦА – УТРО
Дитц в приподнятом настроении. Он раскачивается в кресле, мурлычет какую-то мелодию. В глубине кабинета работает плазменная панель телевизора. Сводка новостей.

ГОЛОС ДИКТОРА
Криминальные новости. Вчера вечером произошла авария на пригородной трассе. Машина известного профессора онколога Дитриха фон Зольдена…

Дитц замирает, поднимается и подходит ближе к телевизору.

ГОЛОС ДИКТОРА
…была обнаружена перевернутой. Машина сбила заграждения и несколько раз перевернулась.

Дитц подходит еще ближе к телевизору. На экране показывают место аварии, работу эвакуатора.

ГОЛОС ДИКТОРА (ПРОД)
…К счастью, Дитрих фон Зольден не пострадал. По свидетельству комиссара полиции Бертье, фон Зольден, на момент аварии, находился в своей клинике, где и заметил пропажу своего автомобиля. О чем сразу же известил полицию. От дальнейших комментариев комиссар пока отказался, ссылаясь на тайну следствия. По имеющимся у нас предварительным данным, в машине были обнаружены ядовитые вещества, от которых угонщик в результате и скончался. На этом пока все. И — о погоде…

У Дитца вид, вроде его на кол надели. Дитц застывшим взглядом смотрит на экран телевизора. Затем, чуть не бегом, идет к столу, дрожащей рукой снимает телефонную трубку, набирает номер.

ИНТ. ШВЕЙЦАРИЯ — КАБИНЕТ БЕРТЬЕ – ДЕНЬ В кабинете Бертье и Зольден. Они сидят по разные стороны стола. Бертье тушит в пепельнице окурок сигареты, поднимает глаза на Зольдена.

БЕРТЬЕ
Так на чем остановимся, профессор? Происки конкурентов? Проще говоря: все связано с вашей профессиональной деятельностью?

ЗОЛЬДЕН
Ну, а что другое, комиссар… Я не хотел бы большой огласки… да собственно, мне вообще никакая не нужна!

БЕРТЬЕ
Почему? Для вас она лишней не будет. Иди, знай — чего еще может произойти? А так…

ЗОЛЬДЕН
А так, комиссар, вы из меня живца делаете. Образно говоря.

БЕРТЬЕ
Образно говоря, профессор, нелепая случайность уже сохранила вам жизнь. Это — факт. Готовилось покушение на вас. Тоже факт. Улика — баллончик с цианидом под сиденьем. С этим — как?

Бертье поднимается, проходит к окну, говорит, не поворачивая головы на Зольдена.

БЕРТЬЕ
Да вас, после этого, без охраны вообще нельзя никуда выпускать. Вы могли бы куда-нибудь исчезнуть? На время?

ЗОЛЬДЕН
И что это даст?

Бертье поворачивает голову на Зольдена.

БЕРТЬЕ
Отсрочку. Ведь мы, да и вы, не знаем, пока что, как вас уберечь? От кого уберечь? Понимаете? Я лично не исключаю снайпера. После всего, что произошло.

ЗОЛЬДЕН
Ну, допустим, я уехал. Проще говоря: ударился в бега. Думаете, меня не найдут? А в моих руках — панацея от самой лютой болезни. Годы работы. Загнать в угол — проще всего. Я думаю, что лучше будет спровоцировать преступников на какие-то активные действия, чем просто тянуть время. В этом я вижу свою безопасность. У вас есть соображения, комиссар?

БЕРТЬЕ
Да откуда! Спровоцировать, говорите? А что? Может быть. Как вариант. Хоть узнаем: кто на вас охоту открыл?

Бертье проходит к столу, садится на стул.

БЕРТЬЕ (ПРОДОЛЖ)
В чем, лично я, пока сомневаюсь.

ЗОЛЬДЕН Что вас смущает?

БЕРТЬЕ
Зацепок никаких. Вот что. Что у нас есть? Ваш препарат. Раз. Информация в прессе. Два. Информация по телевидению. Три.

Бертье задумчиво тянется к пачке сигарет, достает одну, щелкает зажигалкой, прикуривает.

БЕРТЬЕ
А вот это уже интересно. Так, так, так. Кто выступал — помните?

ЗОЛЬДЕН
Триер. Онколог. Скорее всего, ему заплатили за это.

БЕРТЬЕ
Не скорее всего, а хорошо заплатили. Осталось выяснить — кто? И заказчик, практически, у нас в руках. Это все можно проверить. Счета Триера, телефонные переговоры за этот период. Это уже что-то. Но вам все равно нужно исчезнуть на время. Вы меня понимаете?

ЗОЛЬДЕН
Еще бы. Хорошо. Я уеду. Тем более, что я больше беспокоюсь за свою семью, чем за себя. Как я буду знать о ходе следствия?

Бертье достает из кармана свою визитку, двигает ее по столу в сторону Зольдена. Зольден берет ее в руку, бросает на нее беглый взгляд и прячет в карман.

БЕРТЬЕ
Вот… мой номер… В любое время.

ЗОЛЬДЕН
Ясно.

БЕРТЬЕ
А мы, пока, потрусим Триера, Интерпол подключим… короче, дадим понять, что ниточка у нас есть. Впрочем, это уже наша кухня, как говорится. А вы не затягивайте с отъездом. Сегодня мы вас прикроем, дадим охрану.

ЗОЛЬДЕН
Хорошо, комиссар, спасибо. Я вас понял. Сегодня же вечером меня в Швейцарии уже не будет.

Зольден поднимается со стула, протягивает комиссару руку на прощание. Комиссар пожимает ему руку

БЕРТЬЕ
И будьте предельно осторожны.

ЗОЛЬДЕН
Постараюсь.

Зольден выходит из кабинета. Бертье набирает номер.

БЕРТЬЕ
Это я… все ко мне. Да, прямо сейчас!

Бертье кладет трубку, поворачивает лицо на окно, задумчиво докуривает сигарету.

ИНТ. КОМНАТА ПАШИ — ДЕНЬ — ЧУТЬ ПОЗЖЕ
Паша собирает вещи в спортивную сумку. Дверца шкафа открыта. Вещи в беспорядке лежат на диване. В комнату входит МАМА ПАШИ. Молча наблюдает за занятием сына. Затем подходит и пробует ему помочь собрать вещи. Паша на секунду замирает, осматривает сумку.

МАМА
Ты куда-то собираешься?

ПАША
Типа того…

Паша бросает свое занятие, подходит к матери.

ПАША
Ты, главное не волнуйся, и ни о чем не думай.

МАМА
О чем не думать? У тебя неприятности?

ПАША
Хуже. Но ты не волнуйся.

МАМА
Теперь чего уж… что ты натворил?

ПАША
Да не натворил… сотворил, скорее.

Паша обдумывает объяснение, видно как он лихорадочно соображает. Паша идет вдоль дивана, присаживается на него, поднимает глаза на мать.

ПАША
Долгая история… Просто, я нашел одно лекарство… панацею, можно сказать.

МАМА
Так это же прекрасно!

ПАША
И я поначалу так думал. Но это связано с очень большими деньгами. Мне не нужно было этого делать. Хотя, с другой стороны, я и не мог иначе. Смысл в том, мама, что бизнес фармацевтов напрямую зависит от нашей природной неспособности противостоять инфекциям, вирусам самостоятельно. Без их участия. Понимаешь?

МАМА
Не совсем.

ПАША
Сколько болезней ты знаешь? Десяток, так же? Как минимум. И я болел, и ты. И лечились мы, понятно, тем, что покупали в аптеке. Так вот, препараты есть от всего. Всегда были, и всегда будут. От всего, кроме нужного результата лечения. Все они — профилактические. Глушат болячки, а не лечат. И фармацевты имеют на этом миллиарды прибыли. Перехожу к главному: если появятся лекарства, которые на самом деле будут излечивать хворь — фармацевты пойдут по миру.

МАМА
Так, а ты каким боком?

ПАША
Я? Нашел такое лекарство. Точнее — не я… фашист один нашел, а я повторил его опыт. Что это значит? Хорошего — ничего. Для меня.

Мама тяжело опускается на диван рядом с сыном.

МАМА
Ну, зачем тебе это было нужно? Паша? Ты же только работу хорошую получил…

ПАША
Это и есть моя работа — искать средства против болезней. За это мне государство и платило. Но этот случай — уникальный. И поэтому все вышло из-под контроля. Два человека — я и тот самый фашист — люди, которые реально представляют угрозу для крупных фармацевтических компаний. Финансовую угрозу. А значить это может только одно…

МАМА
Ужас какой… и куда ты теперь?

ПАША
Сейчас это неважно, мама. Я сделал для тебя кредитку, там тысяч сорок на твое имя…

Паша натянуто улыбается, снимает улыбку, серьезно:

ПАША
Можешь поссорить деньгами.

МАМА
Тысяч… чего?

ПАША
Долларов, мама. Долларов. Не сырков же плавленых. Пользуйся, короче, как посчитаешь нужным. За меня не волнуйся. Есть роялти, и капает оно мне не здесь. Я ж тоже не вчерашний. Короче — кредитка у тебя в столе… верхний ящик. Найдешь.

Мама озадаченно смотрит на сына. Паша вновь смотрит на сумку, поднимается с дивана.

ПАША
Ладно, я буду собираться… а ты пока сделай покушать… хорошо?

МАМА
Картошки поджарить?

ПАША
Давай картошки.

Мама задумчиво выходит из комнаты. Паша подходит к столу, выдвигает ящик, достает загранпаспорт, открывает его. Крупно — страница загранпаспорта с его фотографией.

ГОЛОС ПАШИ ЗА КАДРОМ
Был Паша… стал Сирожа…

Паша прячет паспорт в задний карман джинсов и продолжает собирать сумку.

ИНТ. ПРИЕМНАЯ И КАБИНЕТ В МИНЗДРАВЕ – ДЕНЬ
Осипов входит в приемную. СЕКРЕТАРЬ — молодая девушка, что-то печатает на компьютере. Она поднимает глаза на Осипова. Секретарь поднимается со своего места, подходит к двери шефа, приоткрывает ее, заглядывает.

СЕКРЕТАРЬ
Осипов… хорошо…

Секретарь поворачивается на Осипова и жестом руки приглашает его войти. Осипов благодарно кивает головой, и входит в кабинет.

ИНТ. КАБИНЕТ ЗАММИНИСТРА ЧЕРТКОВА – ДЕНЬ
ЧЕРТКОВ — это он отвечает за всю фармацевтику в стране. Седой, солидный, лет 60 на вид. Чертков жестом руки приглашает Осипова присесть к столу. Осипов послушно подходит к столу, присаживается.

ЧЕРТКОВ
Уже наслышан. Молодцы. А уж удружили как… Ничего не скажешь. По полной программе! Мы не только сами без штанов останемся, но и коллег наших зарубежных по миру пустим.

ОСИПОВ
Олег Львович…

ЧЕРТКОВ
Ты что ж думаешь, вы там, по лабораториям своим, самые умные? Шалишь. Хорошо, что информация сразу же ко мне попала. Ты знаешь, сколько тысяч людей, враз могут остаться без работы? Тебе посчитать? Я имею в виду тех, кто производит нашу продукцию? На витаминах и аспирине — далеко не уедешь. Согласен?

ОСИПОВ
Олег Львович… Что-то я…

Чертков иронично перекривляет Осипова.

ЧЕРТКОВ
Что-то я… что-то я… Нужное лекарство нашел твой парень, нуж-но-е! Да не вовремя, как-то. Про фон Зольдена, ты слыхал? О, тот еще профессор. Чуть Богу душу не отдал за подобное. Там. У себя, в Швейцарии. В «Новостях» показывали. Там тоже не дураки сидят. Согласен? Одни контракты чего стоят. Все долгосрочные. Проще говоря: уже проплаченные. Соображаешь? На триллионы баксов счет идет. Короче, Осипов… вот это все — пока под сукно! Данные на твоего Эйнштейна — мне на стол. Все понял?

ОСИПОВ
Так они уже должны быть у вас. Среди прочего. Вы не видели?

ЧЕРТКОВ
Да? Ладно. Иди, Осипов, и забудь, о чем мы только что говорили. Мой тебе добрый совет. Ничего не было. Никакого антидота! Приснилось тебе.

ОСИПОВ
Я понимаю…

ЧЕРТКОВ
Вот и хорошо. Ступай. Работай пока.

Осипов выходит из кабинета. Чертков провожает его прищуренным взглядом и тянется к телефону. Снимает трубку, набирает номер. Разговор идет на английском языке с закадровым русским переводом.

ЧЕРТКОВ
Приветствую вас, Хельмут. Чертков. По нашему вопросу все уже нормально. Можете не беспокоиться. Данные я сейчас же вам перешлю… да… безусловно… Мы? Ничего. Что? Вы так считаете? Хорошо, мы тут подумаем над этим, не беспокойтесь. Считайте, что носителя уже не существует. Да-да…

Чертков громко смеется, прерывает смех.

ЧЕРТКОВ
Вы словно Санта-Клаус, Хельмут. Банк тот же? Сити-банк? Нью-Йорк? Я понял… до связи!

Чертков кладет трубку, резким движением ладони смахивает со стола невидимую пыль.

ЧЕРТКОВ
Все хотят кушать. Прости нас всех, Господи…

Чертков оборачивается и крестится на портрет Президента.

НАТ. УЛИЦА — ПРИВОКЗАЛЬНАЯ ПЛОЩАДЬ — ЧУТЬ ПОЗЖЕ
Паша поднимается по ступеням у входа на железнодорожный вокзал. Звонок мобильного его останавливает. Он некоторое время что-то говорит по телефону, затем прячет его в карман и входит в здание вокзала.

НАТ. ГАМБУРГ — УЛИЦА — ВИТРИНА МАГАЗИНА БЫТОВОЙ ЭЛЕКТРОНИКИ – ВЕЧЕР
Плазменные панели транслируют одну картинку. Идет выпуск новостей. Приближение — панель телевизора. На экране — ДИКТОР.

ДИКТОР
…после недавнего инцидента с профессором фон Зольденом, по словам комиссара полиции Бертье, полиция уже знает имена заказчиков, и передала всю информацию в немецкое бюро Интерпола. Подозреваемые вскоре будут задержаны. Имена заказчиков, в интересах следствия, пока не разглашаются. О новостях шоу-бизнеса, как всегда, вам расскажет Лили…

ИНТ. КАБИНЕТ ДИТЦА – ДЕНЬ.
Дитц нервно ходит по кабинету, разговаривая по мобильному телефону.

ДИТЦ
Это точно? Она еще об этом не знает? Что ты ей сказал? Правильно. Для нее эта тема закрыта, Юрген. Ты меня хорошо понял? И для всех остальных. Я к тебе заеду и будем думать.

Дитц трет мобильником лоб, затем кладет его на стол.

ДИТЦ
Ужас какой… Эльза… Как же это? За что?

В кабинет буквально врывается Дитер. Дитц смотрит на него устало и безразлично. Дитер подходит к окну, выглядывает на улицу, проходит к столу Дитца, усаживается в кресло.

ДИТЕР
Ты наши счета закрыл?

ДИТЦ
Счета?

Дитц подходит к столу, упирается в него руками.

ДИТЦ
Вон ты чего прибежал? Счета? А я знал, чувствовал, нельзя было этого Зольдена трогать. Подождать надо было! Всего-навсего! Ну, не сегодня, завтра бы его купили! Послезавтра!

ДИТЕР
Тон убавь. Ты вообще соображаешь, что происходит? Интерпол уже по нашу душу пришел, а он мне эмоции свои тут выдает. Я тебя внятно спросил – ты наши деньги перевел? Остальное – твои проблемы.

Дитц выпрямляется, барабанит пальцами по полировке стола.

ДИТЦ
Да? Мои? Мои… Ты прав…

ДИТЕР
Ближе к делу, Вернер. Банк, номер счета?

ДИТЦ
Синяя папка, перед тобой…

Дитер открывает синюю папку, читает содержимое, достает из папки форматный лист, складывает его пополам и прячет в карман пиджака. Затем поднимается с кресла, смотрит на наручные часы, переводит взгляд на Дитца.

ДИТЕР
Ты неважно выглядишь, Вернер. И почему ты еще не собран? Чего ты ждешь?

ДИТЦ
Чуда.

ДИТЕР
Недопонял? Ты о чем?

ДИТЦ
Я никуда не еду.

ДИТЕР
То есть? Ты собрался в тюрьму? Это же самоубийство. Что стряслось за эти два часа, пока я сюда добирался?

ДИТЦ
У Эльзы обнаружили рак… молочной железы. Юрген мне только что звонил.

ДИТЕР
Та-ак… И что думаешь делать?

ДИТЦ
Пока не знаю. В ноги Зольдену падать. Или молиться. Не знаю!! Ей 35, Дитер. И она на втором месяце. Куда мне бежать?

ДИТЕР
Все это печально, Вернер, но если тебя посадят, это тоже проблемы не решит. С этим хоть, ты согласен?

Дитер снова смотрит на наручные часы.

ДИТЕР
Извини, но мое время вышло. Не хочу, чтобы меня вывели отсюда в наручниках. Делай, как знаешь. Твоя жизнь. Тебе и решать. Прощай…

Дитер быстро идет к двери кабинета, выходит, оставив двери открытыми. Дитц подходит к окну, смотрит вниз, на улицу. В кабинет входит Моника. Дитц медленно поворачивает голову, вопросительно смотрит на Монику.

МОНИКА
Там… Интерпол… они показали удостоверения…

ДИТЦ
Я в курсе. Пусть входят.

Моника растерянно выходит из кабинета. Дитц закрывает глаза, набирает воздуха в грудь и выдыхает. В кабинет входят два АГЕНТА ИНТЕРПОЛА. Дитц жестом руки приглашает их присесть, но они остаются стоять у двери. Дитц понимающе кивает головой.

НАТ. МАЙАМИ — БЕРЕГ МОРЯ – НА ЗАКАТЕ
Никита и Люда неспешно бредут по краю берега у воды. Вдалеке раскачиваются яхты. На пляже пустынно. Никита обнимает Люду, целует ее в губы. К ним подбегает Степан.

СТЕПАН
Никита?

Никита поворачивает голову на Степана, чуть отстраняется от Люды.

НИКИТА
Ну? Что на этот раз?

СТЕПАН
Да Пашка куда-то забежал. А я, этих басурманов, вообще не понимаю!

НИКИТА
Та ты что!

СТЕПАН
Тебе смешно, а мне хоть немым прикидывайся. Дурак – дураком стою. Этот, на выходе из отеля, двери открыл и руку тянет…

НИКИТА
Дал бы ему пару баксов… Тут так принято. Чаевые.

СТЕПАН
За то, что он мне двери открыл? Изжога его не замучает? Вы уже нагулялись? Жрать охота.

Подходит Паша. Улыбаясь, слушает Степана. Степан его замечает.

СТЕПАН
О, нашелся! Ты куда забежал?

ПАША
На край света, как и ты, Степа. Ты как? Язык учишь?

СТЕПАН
Ты меня не пугай, Паша. Мы что, навечно тут прописались? Язык… Я уже домой хочу.

Паша вглядывается за горизонт, куда садится солнце.

ПАША
Поедем, Степа… Обязательно поедем.

Паша поворачивается, смотрит на Никиту, Люду и Степана.

ПАША
Поедем, ребята, из этого лета — в наше…

НИКИТА
И жить будем долго и счастливо…

ПАША
Теперь уже – да… все позади…

Паша пытается обнять всех сразу. Никита, Люда и Степан смыкают вокруг Паши круг…

СТОП-КАДР БЕГУЩИЕ НА ЭКРАНЕ СНИЗУ-ВВЕРХ ТИТРЫ, ОЗВУЧЕННЫЕ ЗА КАДРОМ:

МУЖСКОЙ ГОЛОС ЗА КАДРОМ
По обрывочной информации, которая доходит к нам из разных источников — изредка мелькает на экране телевизора, или появляется в прессе, не так невероятна, как очевидна попытка искусственного сопротивления бизнес — структур любого профиля, появлению на их рынках продукта, который в одночасье обесценит все ныне существующие. Будь то лекарства, энергоносители, технологии по синтезу животного белка и прочего. В этом смысле, мы и жертвы, и заложники золотого тельца одновременно. Уже сегодня ученые точно знают дату, когда в недрах Земли окончательно иссякнут запасы нефти, газа, угля. До этой даты, наши песочные часы будут исправно сыпать песок времени… А после?

ГУЛКИЙ УДАР КОЛОКОЛА

ЗТМ.

КОНЕЦ ФИЛЬМА

1
Пожалуйста, Войдите чтобы оценить сценарий.