Автор Марат Зарипов
Жанр Драма
Локация Казань, РФ
Формат Короткометражный
Дата
E-mail Написать автору
Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

 

Зритель оказывается узником тёмного зала. В нём — сцена театра, что готовит немое представление его страхам и неприязни чужого.

ИНТ. ТЁМНЫЙ ЗАЛ — ДЕНЬ

Мрачный зал. В нём практически отсутствует свет.

Возле приоткрытой двери у выхода стоит человек. Этот неизвестный – ЗРИТЕЛЬ (27). В узком проёме он видит чей-то чёрный ботинок с тёмно-жёлтыми шнурками. Зритель переводит взгляд выше, на свою руку, что удерживает дверную ручку. Он тянет время, начиная играться с ней, легонько поворачивает её то вниз, то вверх.

Так длится до тех пор, пока чёрный ботинок в проёме не поворачивается носом и не указывает прямо на Зрителя. Последний мгновенно закрывает дверь.

Он отпускает дверную ручку и идёт параллельно театральной сцене, нащупывая какие-то буквы. Пройдя половину, он составляет целую фразу: «Театр немого актёра». Так он добирается до велюровых кресел и вскоре присаживается в одно из них.

Левая рука Зрителя оказывается на подлокотнике, у изголовья которого через мгновение загорается маленькая красная кнопка. Зритель начинает барабанить пальцами по поверхности подлокотника, вновь медля и оттягивая момент нажатия кнопки. Наконец, он заносит над ней указательный палец и через секунду резко опускает вниз.

Над театральной сценой, прямо перед Зрителем включается прожектор, свет от которого направляется на ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ и ЧЕЛОВЕКА, работающего за ним. Некоторое время спустя активируются рампы внизу и по краям сцены, после чего включается остальное оборудование, предназначенное для освещения сценической площади.

Внимание Зрителя полностью переносится на сцену.

 

ИНТ. (СЦЕНА) РАБОЧАЯ КОМНАТА ВИКТОРА — ДЕНЬ

Убранство рабочей комнаты выдаёт в её хозяине человека среднего достатка. Дальняя стена усеяна дюжиной книжных полок, на левой стороне громоздится старинный письменный стол, а сверху нависает низенький потолок, превращая рабочую комнату в кукольную миниатюру.

Полки настенных стеллажей прерываются в самом центре, где развешаны два значимых для героя предмета: разорванный наполовину плакат, где на уцелевшей части изображён СОЛДАТ В ЧЁРНО-ЖЁЛТОЙ униформе, и отдельное, достаточно крупное изображение ЗОЛОТОЙ ПЯТИКОНЕЧНОЙ ЗВЕЗДЫ, где с окончания каждой как будто стекает ПО КАПЛЕ КРОВИ РАЗНОГО ЦВЕТА, а затем остывает посередине.

Человеком за письменным столом является ВИКТОР (35), что по долгу службы кропотливо заполняет важные документы. Для работы с бумагами он использует ЧЁРНУЮ ручку с клипом ТЁМНО-ЖЁЛТОГО ЦВЕТА, с которым он то и дело играется во время отвлечённых раздумий. Возвращая мысли обратно на стол, Виктор невольно поправляет стопку готовых документов, стоящую рядом с моноблоком.

Поднимая в очередной раз задумчивый взгляд, Виктор замечает, что с одной из книжных полок на дальней от него стороне чуть выступает фарфоровая ФИГУРКА РЫЦАРЯ, облачённого в ОКРОВАВЛЕННЫЙ ЧЁРНЫЙ ДОСПЕХ. Виктор опускает взгляд и берётся за работу, но постоянно останавливается, отвлекаясь на неровно стоящую фигурку. В один момент он не сдерживается, поднимается с места и направляется к дальним полкам.

Добираясь до миниатюры чёрного рыцаря, Виктор с облегчением поправляет её, замечая рядом с ней похожую фигурку. Это был всё тот же РЫЦАРЬ В ЧЁРНОМ ДОСПЕХЕ, но облепленный пятнами БЕЛОГО ЦВЕТА. Виктор совестливо, почти не глядя отодвигает эту фигурку назад, вглубь книжной полки.

Далее он разворачивается к столу и делает единственный шаг, становясь боком перед изображением любимой звезды. Он мечтательно тянется к ней правой рукой, проводя пальцами от её середины до верхнего окончания. Виктор задумчиво выдыхает.

Садясь обратно за стол, он вновь берёт чёрно-жёлтую ручку и нависает над документами. Внезапно открывается дверь, на порог становится мальчик, ступающий на неровную половицу, из-за чего фигурка окровавленного рыцаря вновь нависает над полом.

Вошедший в комнату мальчик — ДАНИЛА (15) — сын Виктора. В руке он удерживает свёрток бумаги, прячущий под собой некое цветное изображение.

Виктор, замечая в очередной раз пододвинутую фигурку, с неудовольствием приветствует сына и снова принимается за работу. Данила кивает отцу и, немного подождав, подходит к уцелевшей части плаката.

Он разворачивает свой свёрток и прикладывает его поверх золотой звезды, рядом с изображением чёрно-жёлтого воина. Свёрток оказывается второй половиной плаката, на котором отображён похожий ВОЕННЫЙ, но уже В БЕЛО-ГОЛУБОЙ УНИФОРМЕ.

Складывается симметричная картинка: солдаты стоят полубоком и тесно друг к другу, на лицах обоих искрится свежий румянец и читается восхищение, направленное куда-то вдаль.

Виктор поднимает голову и в сию же секунду выходит из-за стола.

Он становится темнее тучи, в бешенстве он подходит к мальчику и резким движением стягивает, а затем бросает на пол плакатный свёрток, пригрожая Даниле кулаком. Мальчик поднимает изображение с пола, после чего вновь разворачивает его у стены. Виктор выхватывает его из рук сына и разрывает на мелкие кусочки.

Данила пинает отца по ноге и убегает из комнаты. Виктор пригибается, реагируя на резвый удар и вновь посылая в адрес сына грозные кулаки.

Виктор поворачивается к столу, пытаясь встать в полный рост, однако попытки оказываются безуспешными. Тогда он решает развернуться и направится к выходу.

Как только Виктор становится у самого выхода, сценическое освещение неожиданно затухает.

 

ИНТ.(СЦЕНА) АУДИТОРИЯ И ПОДИУМ ДЛЯ ВЫСТУПЛЕНИЙ — ДЕНЬ

Освещение появляется так же внезапно, как подиум и небольшая аудитория зрителей, чьё внимание приковано к немного хромающему в правой ноге Виктору.

Виктор отряхивается, встаёт в полный рост и следует к подиуму, преодолевая небольшие ступеньки. Виктор достигает цели; место будущего выступления заливается ярким светом, оставляя всё вокруг, включая затаивших дыхание зрителей, в глубокой тени.

Ехидно-повелительная улыбка и приветственное послание Виктора срывает бурю оваций со стороны зрительского зала. Часть наиболее лояльной аудитории встаёт на ноги, мыча своему кумиру что-то одобрительно устрашающее.

Вскоре расстроенный ряд из оваций переходит на МЕРНЫЙ И СТРОЙНЫЙ ТОПОТ. К подошвам мужских ботинок подключаются шпильки женских туфель и, спустя какое-то время, эта музыкальная канонада невольно превращается в репетицию военного марша. Ботинки бьют всё громче, мычание доносится всё яростней и настойчивей.

Сам того не замечая, Виктор присоединятся к немного безумному представлению толпы и совсем скоро «затмевает» своим топотом всех остальных. Это успокаивает самых лояльных, а затем заставляет утихомириться и всю остальную аудиторию, что вскоре, наконец, решает занять свои давно насиженные места.

Виктор вскидывает левую руку. Почти в тот же миг на стене, облачённой в холст проекторного экрана, появляется некое изображение. По краям его виднеются прямоугольные блоки, а внутри них — несколько примечательных картинок: люди в форме, промышленные предприятия, полки военного арсенала и, наконец, толпы и толпы рабочих.

Мгновенье спустя в центре этого изображения появляется СОЛДАТ В ЧЁРНО-ЖЁЛТОМ мундире; кверху воздета кавалерийская сабля, а под ногами томиться тело поверженного им воина. Наполовину зарытый в песок, проигравший покрывается хлопьями пепла, что вскоре затмевают собой лоскуты его БЕЛО-ГОЛУБОЙ УНИФОРМЫ.

Поверженный воин тускнеет. В это время мундир на широкой груди победителя наливается золотом, а от сабли будто стекает триумфальный огонь.

Вдруг к центру холста, к ногам победителя тянется нить, что берёт своё начало у блока с толпой работяг. Вторая нить сходит с громадных индустриальных заводов, замыкаясь всё там же, в центре. Вскоре вся несвязанная периферия (военный арсенал, люди в форме), раскиданная по кромкам холста, объединяется в сердце картины.

Левая рука Виктора сжимается в кулаке, давая сигнал к окончанию. Со стены сползают все краски, а на холст нападает плотная тень.

Кто-то вскакивает с ближних рядов и заливается знакомым мычанием. Незнакомец повторяет за широкогрудым солдатом; в его воздетой руке оказывается муляж автомата, а под ногами – невидимое тело поверженного.

На лице Виктора проскакивает недовольство, но оно тут же сменяется радостью.

Великий оратор спускается с подиума. Твёрдым уверенным шагом он следует к позиции своего верного протеже.

Тот вдруг, теряя самообладание, поворачивается к аудитории и шлёт всем остальным взгляд, полный восхищенно-растерянного блаженства. Он почти лишается чувств, как только Виктор оказывается от него в полуметре.

Ладонь оратора падает на чужое плечо; незнакомец трусливо бросается в кресло и испытующе глядит на грозно-шутливую мину кумира.

Аудитория замолкает, в воздухе образуется вакуум, прерываемый то и дело трепетными вздохами женщин.

Давление молчаливого зала доводит незнакомца до исступления. Глаза его утыкаются в пол, а лоб устилается каплями пота.

Почти внезапно рука Виктора оказывается у груди незнакомца. Тот поднимает глаза и неожиданно замечает под подбородком острый взгляд мушки — часть изготовленного им муляжа.

Жестом Виктор приказывает отдать ему бутафорский автомат. Его протеже тут же исполняет волю оратора. Последний посылает в адрес незнакомца беззвучное одобрение и, отступив на пару шагов, останавливается посередь маленького коридора, разделяющего ряды небольшой аудитории.

Левая рука Виктора вновь взмывает вверх, даёт новый сигнал; проектор обрамляет холст светом, разгоняя плотную синеватую тень.

У картины появляется новое сердце: пугающий облик оружия, удерживаемого великим оратором, ложится поверх позолоченного мундира, а грозный тяжёлый кулак сменяет пылающее лезвие сабли.

Виктор расплывается в ехидной улыбке и шлёт новое приветственное послание, срывая новую бурю оваций и нечто устрашающе одобрительное.

Виктор опускает муляж и, не отворачиваясь от толпы, медленно движется к выходу. Он останавливается у правой двери, у края сцены, и как только его рука касается дверной ручки, сценическое освещение неожиданно пропадает.

 

ИНТ. (СЦЕНА) БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА — ДЕНЬ

Включается центральный прожектор. Его свет направляется на больничную койку. Там ПОД ОДЕЯЛОМ ГРЯЗНО-ЖЁЛТОГО цвета прячется тело тощей старой женщины. Это ЛЮДМИЛА (70) — мать Виктора.

Активируются нижние рампы, освещая неубранный пол и маленькую входную дверь слева, откуда через пару секунд выскакивает сам Виктор.

Людмила болезненно кашляет, после чего её одеяло окропляется ТЁМНО-БАГРОВЫМИ каплями крови. Виктор тут же подбегает к койке и, положив правую ладонь на плечо больной матери, подносит своё лицо к её измученной физиономии.

С надеждой он вглядывается в её тускнеющие глаза, но после непродолжительной паузы улавливает в них приговор.

Людмила начинает покачивать головой, её руки одолевает тремор, а правое плечо немного подёргивается. Виктор не сдерживается и опускает взгляд вниз, на грязно-жёлтое одеяло, что было запятнано ПОЧЕРНЕВШИМИ каплями крови.

Замечая озабоченность сына, Людмила подносит пальцы к его подбородку, и вскоре обращает его взгляд на себя. Её лицо озаряется счастливой улыбкой. Она стягивает верх одеяла и обнажает пред сыном ворот больничной сорочки.

Внезапно Виктор отталкивает плечо матери. Изумлённый он делает пару шагов назад, где оказывается возле голой бетонной стены и ряда медицинских приборов, сбитых в беспорядочную кучу.

Людмила садится в постели, полностью обнажая верхнюю половину сорочки, что, напротив ГОЛУБОГО ВОРОТНИКА, имела КИПЕННО-БЕЛЫЙ ОТТЕНОК. Людмила, что есть сил, тянется к сыну, но тот лишь от изумления хватается за лицо.

В этот момент в палату входит ДОКТОР в БЕЛО-ГОЛУБОМ халате. Перед собой он везёт инвалидную коляску и вскоре довозит её до койки Людмилы. Не обращая внимания на ошеломлённого Виктора, он показывает Людмиле на часы и жестом показывает вниз, давая понять, что им пора отправляться.

Виктор вновь оказывается у койки. Доктор берёт пациентку за руки и готовится посадить в коляску, однако его резко отталкивают.

Людмила хватается за руки сына и, посмотрев в глаза, принимает умоляющий вид. Сын же отвечает ей взглядом разъярённого вола, заставляя мать вжаться в кровать и неожиданно перемениться в лице, на котором вместо печати невинной мольбы отныне читалось сознание полного ужаса.

Виктор отпинывает коляску, после чего доктор, махнув на обоих рукой, поскорее удаляется из палаты.

Содрогаясь от страха, Людмила берётся за верх одеяла и понемногу оттягивает его на себя. Она поворачивается набок, спиной к обезумевшему сыну, и оттого начинает негромко плакать.

Виктор тем временем расхаживает вдоль маминой койки. Он силится взглянуть на неё, преодолеть своё отвращение к ней, но тут же отказывается от этой мысли и продолжает слоняться по кругу.

Вскоре он направляется к небольшой зашторенной арке в правой стороне палаты, чтобы покинуть её через дополнительный выход.

Свет вновь гаснет, как только Виктор задёргивает одну из фетровых штор.

 

ИНТ. (СЦЕНА) БАР — ВЕЧЕР

Тишина. Сцена окутана тенью. Через некоторое время сквозь неё начинают виднеться долговязые очертания стоек, а также невысокие профили барных столов, что маячили где-то поодаль.

Через мгновения загорается сценическое освещение. Оно направляется на ближний план. Благодаря этому можно заметить, как с левого края, из выходной двери бара, неожиданно выскакивают трое мужчин. Двое из них, идущих чуть-чуть впереди, подходят к центральному столику.

Свет, медленно расширяясь, перетекает к центральному плану, отчего бар понемногу «оживает». Тёмные спины неизвестных окрашиваются в пепельно-чёрный, а столешницы стоек напротив обретают тёплый древесный оттенок. По бару начинают захаживать посетители, а в их мельтешащих руках неожиданно возникает по паре огромных кружек. Вместе со светом в бар проникает и беспорядочный шум: бьющееся друг об друга стекло, наливающееся в кружки пиво и неразборчивый гвалт посетителей.

Свет, наконец, позволяет различить профили трёх неизвестных. Третьим оказывается сам Виктор, который в этот момент с восхищением озирал двух своих предводителей — учителя ГЕОРГИЯ (60) и близкого друга ЕВГЕНИЯ (41). На лицах последних узнаётся едва заметное пренебрежение, обращённое к Виктору, который, в свою очередь, прятался за маской завистливого подхалима.

Зачастую взгляд Виктора останавливается НА ГРУДИ предводителей, где мелькал отблеск знакомой ЭМБЛЕМЫ – ЗОЛОТОЙ ПЯТИКОНЕЧНОЙ ЗВЕЗДЫ С остывающими посередине РАЗНОЦВЕТНЫМИ КАПЛЯМИ КРОВИ.

Затаив дыхание, Виктор невольно протягивает руку к груди Георгия, отчего тот горестно ухмыляется и кладёт ладонь подопечному на плечо. Виктор приходит в чувства, он смотрит на повелевающее лицо учителя, а затем переводит взгляд на близкого друга, что в это время беззастенчиво усмехался над ним.

Свет добирается до дальнего плана. Перед посетителями внезапно предстаёт невысокая сцена, предназначенная для выступлений комиков и джазовых музыкантов. Сюда внезапно выбегает пара артистов, одетых в знакомые мундиры ЧЁРНО-ЖЁЛТОГО и БЕЛО-ГОЛУБОГО цветов.

Виктор, ощущая небольшую неловкость, уводит взгляд от своих собеседников и обращает своё внимание на невысокую сцену.
Там на своих воображаемых лошадях скачут в безвестность двое солдат. Двигаясь вровень, они вдруг решают остановиться и спешиться у края сцены. Солдаты становятся спина к спине, обращают свои взоры вдаль и стоят таким образом несколько десятков секунд.

Вдруг чёрно-жёлтый солдат тянется к маленьким ножнам и достаёт оттуда ПОСЕРЕБРЕННЫЙ КОРТИК. Он отпрыгивает назад и становится ПОЗАДИ СВОЕГО ТОВАРИЩА. Острие кортика утыкается В СПИНУ и вонзается в самое СЕРДЦЕ, отчего бело-голубой мундир товарища наливается алыми красками.

(Якобы) раненный солдат падает наземь, протягивает пальцы к посетителям бара и корчит мученическое лицо, а затем, пробубнив предсмертное слово, медленно ложится на сцену.

Виктор разражается гоготом, к нему присоединяются его надменные предводители, а скоро и весь бар, подогнанный градусом алкоголя, начинает напоминать собрание буйнопомешанных.

Чёрно-жёлтый солдат в это время залезает на своего воображаемого коня и берёт за узды гнедую товарища. Он разражается воплем, что в общем угаре воспринимается как клич победителя.
Кружки в руках посетителей бьются в единодушном порыве и опустошаются в честь победного танца, что был затеян повеселевшей троицей, а во главе её впервые оказался сам Виктор.

Вся сцена неожиданно меркнет, оставляя в одиночестве центральный прожектор, что наблюдал всё это время за танцем троих. Но вскоре угасает и он, как только Виктор «доплясывает» до правого края сцены.

 

ИНТ. (СЦЕНА) ЗАЛ СОВЕЩАНИЙ — НОЧЬ

Прожектор вновь оживает. Ранее единый поток света разобщается наравне с троицей силуэтов. Это были всё те же Георгий, Евгений и Виктор, но как ни странно лишённые радости и крайне обеспокоенные.

Поправив потрёпанные полы пиджака, Георгий жестами призывает остальных сесть по местам и приступить к экстренному совещанию.

Он горестно выдыхает, в этот момент на стене появляется картинка проекции — обширная стратегическая карта. Она иллюстрирует движение БЕЛО-ГОЛУБОГО ФРОНТА, что уже занимает большую часть территории. Становится ясно — враг перешёл в активное наступление. Сплошная полоса ЧЁРНО-ЖЁЛТОГО ЦВЕТА обращается тут же пунктирной и стремительно отступает назад, оказываясь где-то у нижней границы.

Вдруг на картинке высвечивается лицо генерала союзного войска — БОРИСА АРТЕМЬЕВА (65) — и красная стрелка, направленная от него в обход местоположения основных вражеских войск и застывающая у самого их тыла.

Откашливаясь, Георгий достаёт из кармана копию стратегической карты с последними указаниями и пометками, затем кладёт её на стол и аккуратно протягивает в сторону Виктора. Тот, словно заворожённый, наблюдает за движениями предводителя и останавливает взгляд прямо перед собой.

Поднимая испуганные глаза, Виктор оглядывается на Георгия, что, будто механический робот, водил рукой между портретом союзного генерала и копией стратегической карты. Вскоре проекция исчезает.

Поручение о доставке, о выходе на поля сражений, вызывало у Виктора ощущение ужаса, что непременно находило отражение в его побелевшем лице.

Он поворачивается к близкому другу, но тот лишь фальшиво улыбается и неуклюже кивает, ограничиваясь тем самым моральной поддержкой.

Виктор отталкивает копию от себя, однако Евгений, сидящий прямо напротив, протягивает её обратно. Оратор порывается встать, но тут же на плечи ему падают руки учителя.

Теперь сам Виктор напоминает механического робота, водя головой от улыбки Евгения напротив до укоризненной мины Георгия сверху.

Неожиданно на стол падает знакомый отличительный знак — эмблема пятиконечной звезды — и также плавно протягивается к Виктору. Евгений отпускает эмблему и с нетерпением ожидает, когда его испуганный друг приобретёт восторженно-красочное лицо.

Виктор отчасти приходит в себя. Бледная краска немного сползает, но на её место вновь приходит растерянность. Копия карты — справа, мановенный знак — слева. Он не сдерживается и бросается к долгожданной награде, но внезапно она исчезает, через мгновение заползая во внутренний карман Жениного пиджака. Фальшивая улыбка становиться немного зловещей, а вскоре заставляет вновь побелеть.

Георгий отпускает плечи своего подопечного и вдруг растворяется в темноте. Луч света, принадлежавший ему, затухает.

Покинув стол, Евгений следует примеру учителя и вскоре также погружается в тень. Луч света, принадлежавший ему, угасает.

Виктор остаётся наедине с поручением. Он смотрит налево, где недавно лежала почётнейшая награда, и оглядывается на стену, туда, где недавно маячил генеральский портрет. Схватив со стола копию карты, он решает подняться, последовать учительскому приказу, а потому, развернувшись, направляется к правому выходу.

Как только он прикасается к двери, луч света, принадлежавший ему, затухает.

 

ИНТ. (СЦЕНА) КАБИНЕТ ГЕНЕРАЛА — ДЕНЬ

Активируются нижние и центральные рампы. Сначала рассеянный свет с каждым мгновением становится немного насыщенней.

Совсем скоро перед нами предстаёт разорённая комната, с обсыпавшимся потолком и почти разбитыми окнами. Около одного из них и стоит генерал. Его потерянный взгляд высматривает что-то, что явно прячется за горизонтом.

Неожиданно в комнату входят два лейтенанта. Под руки они ведут Виктора, что, было отчётливо видно, перебирает ногами с большой неохотой. Совершив пару шагов по комнате, офицеры с силой отталкивают посыльного.

Их воинское приветствие совпадает с неясным гулом, прилетевшим откуда-то с горизонта. Отпрянув от окон, генерал поворачивается к гостям и, не обращая внимания на подчинение, разглядывает усталого Виктора.

Ранее одетый с иголочки тот потерял часть рукавов, несколько пуговиц на рубашке, порвал воротник и обул ноги в ошмётки засохшей полевой грязи.

Виктор судорожно поднимает потрёпанную, намокшую от дождя посылку.

Генерал подходит к пришельцу вплотную. Резким движением он выхватывает посылку из его рук и прожигает того свирепым взглядом.

Внезапно с горизонта слетает тоненький свист. Приближаясь, он становится грубее и глубже и начинает всё более напоминать звук падающего боевого снаряда.

Виктор тут же падает на колени, а затем хватается за голову, дабы защитить её от последствий скорой атаки.

Свист заменяется грохотом, отчего всё окружение вскоре наполняется алым светом и рёвом тревоги.

Один из офицеров подбегает к столу и опрокидывает его, создавая небольшое укрытие. Другой же подлетает к высоченному шкафу, а затем толкает вперёд. Шкаф обрушивается на землю, чтобы предоставить всем вид на ПОТАЁННЫЙ ВЫХОД из кабинета.

Генерал косится на копию стратегической карты, но с каждым разом его внимание всё чаще и чаще останавливается на тайном проходе, куда устремлялся приглашающий взор его подчинённого.

Посылка медленно опадает на спину Виктора, который в тот миг полз по земле в сторону небольшого укрытия. Перед тем, как достичь своей цели, он успевает собрать головой куски осыпающейся штукатурки, порезать руки россыпью канцелярских предметов, а также получить по ноге деревянным ФЛАГШТОКОМ, хранившим на себе ЧЁРНО-ЖЁЛТОЕ ЗНАМЯ.

Генерал пропадает в проходе, один из офицеров следует прямо за ним. Другой, сидя в укрытии, подтаскивает Виктора поближе к себе и делает знак вести себя как можно тише.

В комнату врывается ОДИНОКИЙ СОЛДАТ, окрашенный в БЕЛО-ГОЛУБЫЕ цвета. Пуля, выскочившая из-за укрытия, попадает ему промеж глаз.

Вдруг со стороны потайного прохода вырывается нечто, похожее на громовой раскат. Мгновенье спустя становится ясно, внутри происходит взрыв от гранаты, из-за чего вскоре наружу валятся столбы пыли, железных осколков и ошмётки человеческой плоти.

В комнату врывается уже двое враждебных солдат. Первый столь же успешно получает по пуле в шею и грудь, а второй, увернувшись, успевает подпрыгнуть к столу и спрятаться у подножья внешней стороны укрытия.

Виктор, не отрывая рук от головы, начинает медленно терять сознание. Перед тем, как сомкнуть помутившиеся глаза, он замечает ещё тройку бело-голубых солдат, явившихся прямо из потайного прохода.

Один из них застреливает в грудь чёрно-жёлтого офицера, отчего тот заваливается Виктору на спину, но тут же отбрасывается в сторону, на рухнувший наземь шкаф.

Солдат, расположившийся на обратной стороне укрытия, поднимается с места и вскоре нависает над Виктором, пробуждая того дулом гладкоствольной винтовки.

Бедняга открывает глаза, перед ним предстают четверо рядовых. Один из них, замечая недалеко от себя намокшую копию карты, поднимает её и передаёт остальным. Обманный манёвр, запечатлённый на схеме, заставляет солдат скривить лицо в гневной обиде, поэтому вскоре злополучная карта скрывается в чьём-то кармане.

Дуло одной из винтовок припадает к виску Виктора, отчего тот занимается жутким ознобом. Он протягивает руки в мольбе и, хватаясь за белые подолы вражеской униформы, желает скорее покаяться и признать поражение.

Поведение Виктора вызывает у четверых солдат смех. Воодушевившись, они помогают пленнику встать, а затем, прихватив тела мёртвых товарищей, направляются к выходу.

Сцена погружается в тень.

 

ИНТ. (СЦЕНА) КУЗОВ ВОЕННОГО ФУРГОНА — ДЕНЬ

Всё сценическое оборудование подкатывается поближе к центру, ограничивая видимое пространство со всех сторон. Площадка будто деформируется под давлением темноты, что вскоре, однако, вновь отступает, как только лампы передвижной светотехники накаляются до нужных пределов.

Перед Зрителем предстаёт задняя часть военного фургона, куда по скамейкам рассаживается целый отряд бело-голубых солдат. Целая дюжина воинов, к которой совсем скоро присоединяется знакомая четвёрка рядовых и одинокий пленник в лице незадачливого Виктора.

Машина (якобы) трогается с места.

Виктор, завидев свободное место, шагает к началу кузова. Вдруг со всех сторон на него сыпятся громкие аплодисменты, одобрительный свист и чьё-то восторженное мычание.

Стены новой аудитории вызывают у Виктора отвращение, а от внешнего вида очередной внимательной публики его бросает в дрожь.

Добравшись до своего места, он усаживается на невероятно низкую облупленную скамью, где, как ни странно, он всё равно казался выше всех остальных.

Вжимаясь в себя, он впервые за долгое время пытается игнорировать чужой интерес. Однако в отместку за это его вновь награждают овациями. Он видит всё то же море улыбок, что как и принято размножались с каждой секундой, но если ранее они сулили лишь безропотное благоговение, то теперь, кажется, предвещали лихую расправу.

Из более чем дюжины непохожих, но одинаково злорадствующих солдат внезапно выскакивает самый низкий и самый молодой из них. Он удерживает в руках фотографию. Это была фотография выступления Виктора, когда он, стоя меж аудиторных рядов, поднимал в руках корпус бутафорского автомата.

Низкорослый юнец (19) начинает бегать между братьями по оружию и совать им в лицо примечательный снимок. Те, в свою очередь, оборачиваются к Виктору и обнажают пред ним свой зловещий оскал.

Очередь, наконец, добирается и до Виктора. Смотря вниз, он вдруг чувствует, как его резко хватают за подбородок и стараются приподнять лицо. Он силится помотать головой, но его опережают цепкие пальцы юноши, что тут же, поймав беспомощный взгляд, пихает фотографию прямо пленнику в нос.

Тот брыкается. Елозя по узенькому сидению, он упирается в конец кузова и, наконец, избавляется как и от пальцев солдата, так и от ненавистного снимка.

Юнец не сдаётся. Он выхватывает автомат сослуживца и втискивает его Виктору в руки. Последний стыдливо опускает лицо и начинает разглядывать внезапный подарок. Это, как оказалось, был всё тот же автомат, из всё той же серии, что был взят когда-то у его верного протеже. Однако нынешний приз, в отличие от предыдущего, совсем не походил на игрушку.

Руки Виктора начинают трястись. Подняв с пола снимок, юный солдат ещё раз подносит его к оробелому пленнику. Он берёт Виктора за запястье и подначивает того поднять автомат, повторить славный подвиг, запечатлённый на фотографии.

В этот же миг ботинки отряда переходят на мерный топот, становятся всё громче и громче, напоминая репетицию марша. От стройного хора подошв начинают разлетаться искры, отчего бесшумный призыв юнца обращается в громкое требование.

Прошлой аудитории Виктора при этом не хватало строевой подготовки, однако нынешняя публика справлялась с этой задачей превосходно.

Нехотя, Виктор подбрасывает ладонь (со сжатой винтовкой) и тут же роняет её на колени, вместе с тем роняя на землю и сам автомат.

Отряд реагирует почти мгновенно. Радостное мычание большинства переходит в жуткий угар, а со злорадных улыбок спадает последняя тень сожаления.

Виктор не сдерживается и поворачивается к составу спиной. От стыда он прижимается к кузову и с силой наваливается на тент, решаясь устроить побег.

Тут внезапно слышится звук глохнущего мотора. Машина вдруг (якобы) останавливается. Через секунду водитель бьёт ладонью по корпусу фургона, давая отряду сигнал, что они на месте.

Успокоившись и встав на ноги, солдаты как ни в чём не бывало пускаются к выходу. В это же самое время четвёрка рядовых берёт под плечи бедного Виктора и выпрыгивает из кузова.

Немного позже сценическое оборудование отключается и откатывается на исходную.

 

ИНТ. (СЦЕНА) ДОПРОСНАЯ — НОЧЬ

Включённый прожектор нависает над дощатым квадратным столом. За ним сидит НЕИЗВЕСТНЫЙ (35), его обросшая голова обращена в пол, а с лица обильно стекает кровь.

Откуда-то справа появляется Виктор, а под руки его ведёт один из четвёрки рядовых.

Обойдя стол слева, небольшой конвой останавливается у стороны дознавателя. Неизвестный оказывается на стороне допроса.

Рядовой исчезает. Дождавшись хлопка двери, Виктор начинает суетливо водить руками, намереваясь как можно скорее избавиться от наручников.

Он стирает руки до крови, но железные путы не отпускают его ни на йоту. Тогда он решается разбить стул, такой же некрепкий, как дощатые ножки стола. Подпрыгивая и раскачиваясь, Виктор зависает над полом, чтобы перенести свой вес на верхнюю часть туловища.

Стол врезается неизвестному в тело, из-за чего тот вдруг срывается на крик — сначала боли, а затем злостного неодобрения.

Испугавшись, Виктор опускается на ноги и после непродолжительной паузы принимается разглядывать своего несчастного собеседника. Кроме лохматых волос тот имел подбитую челюсть, глубоко посаженные глаза и разбухшие веки поверх, а также кособокий нос, претерпевший немало ударов.

Раздаётся ещё один вопль. Виктор подпрыгивает на месте.

Вдруг в допросную входит ещё один человек. Сделав несколько отчётливых, широких шагов, он обходит избитого пленника и становится у края стола, прямо у расположения Виктора.

Третий остаётся в тени, пока неожиданно не достаёт ПОСЕРЕБРЕННЫЙ КОРТИК и не вонзает его в дощечки стола.

Виктор, наконец, успевает разглядеть лицо нового гостя. Им оказывается УЧИТЕЛЬ ГЕОРГИЙ. Его униформа, окрашенная в БЕЛО-ГОЛУБЫЕ ЦВЕТА, выдаёт в нём старшего офицера, а пронзающий взгляд и улыбка — ранг большого диктатора.

Изумлённое лицо Виктора плывёт выше и задерживается у холста, что в скором времени облачается в знакомое изображение: люди в форме, заводы и фабрики, ряды военного арсенала и, наконец, толпы и толпы рабочих.

К центру стягивается всё тот же чёрно-жёлтый солдат; в руках его — незаменимая кавалерийская сабля, а под ногами — поверженный воин; всё в тех же лоскутах он вновь зарывается в пепел.

Золото снова заливает широкую грудь победителя, огонь снова ложится на изгибы его меча, а нити и стрелки, что неумолимо ползут к середине, вновь объединяют все звенья экономической схемы.

Однако в последний момент вместо грозного корпуса автомата вверх взмывает ЗАПЯСТЬЕ С ЗОЛОТЫМИ ЧАСАМИ.

Виктор приходит в недоумение. Его учитель, воспроизведя всё дословно, ошибается в очевидном, наполняет чудовищный смысл обывательским содержанием. Однако довольная ухмылка Георгия, если не спорила, то утверждала обратное. В его глазах читалась уверенность: основной аттрибут и причина раскола сейчас сидит на его запястье и находится в центре холста.

Растерянность Виктора отнимается от ухмылки учителя и вновь поднимается к схеме. Вглядевшись в новое сердце картины, он вдруг изумленно выпучивает глаза. От осознания правды он принимается покачивать головой.

В это же время Георгий раздаётся жутковатой насмешкой, напоминая о своём ранге диктатора, и наклоняется к уху избитого пленника.
Тот мгновенно, словно пробудившись от комы, поднимает одутловатое сконфуженное лицо. Далее, вперив взгляд в Виктора, его глаза наливаются кровью; он вдруг багровеет, а щёки раздувает от злости.

Повернув ключ, Георгий снимает наручники с избитого пленника, а затем, бросив прощальный поклон, удаляется из допросной. Дверь захлопывается.

Встав на ноги, неизвестный вдруг показывает свой БЕЛЫЙ ПИДЖАК и спрятанную под ним ГОЛУБУЮ РУБАШКУ. Через секунду его кулаки обрушиваются на стол, отчего Виктор, в который раз объятый тревогой, невольно подпрыгивает. Вскоре те же самые кулаки разжимаются, чтобы вновь сжаться у рукоятки заострённого кортика, что всё это время торчал меж дощечек стола. Отталкиваясь от него и тем самым опрокидывая набок, Виктор всем своим телом наваливается на деревянную спинку стула, тем самым разрушая его основание.

Чудом ему удаётся разрушить и цепи наручников. Освобождая оттёкшие руки, он уже в следующее мгновение уворачивается от смертельного выпада. Неизвестный держится почти что вплотную, заставляя Виктора перескакивать из угла в угол. Острие подлетает груди, а затем целится ему в живот и даже несколько раз мелькает над ухом.

Виктор понемногу теряет последние силы, а потому, в конце концов, занимает оборонительную позицию. Сомкнув локти перед собой, он готовится отразить очередной выпад.

Он происходит всё так же внезапно. Лезвие проскальзывает по руке, впивается Виктору в кожу и прорезается до самого мяса. Он вскрикивает от боли.

Спружинив ноги, Виктор поддаётся вперёд и, оттолкнув оппонента, избавляет руку от стального клыка.

Неизвестный встряхивает головой; дыхание его учащается, щёки раздуваются до предела, а багровую печать на лице вскоре не отличить от следов струящейся крови.

Виктор передвигается в сторону и стаёт таким образом, чтобы перед ним оказался опрокинутый набок стол. Вооружённый противник бросается в новую атаку, но тут же, в который раз, получает частью дощатой конструкции прямо по животу. Кортик вываливается из рук неизвестного, а сам он, сгибаясь, падает на пол.

Недолго думая, Виктор подбегает к врагу и подбирает выпавшее оружие. Он становится перед ним на колени и выжидает, пока тот не поднимет голову. Неизвестный, отходя от падения, глядит на своего оппонента и, заметив, как Виктор пожимает плечами и с отвращением раскачивает на пальцах оружие, изображает на лице удивление. Виктор, замечая понимание в чужих глазах, судорожно улыбается, почти решаясь выкинуть в сторону злосчастный кортик.

Но вдруг к лицу неизвестного вновь подступает багрянец и он, сжимая кулак, направляет его Виктору прямо в лицо. Тот, уворачиваясь, успевает подставить левую щёку и, тут же придя в себя, ПРЫГАЕТ противнику НА СПИНУ.

Неизвестный качает затылком, намереваясь ударить Виктора по носу, и заламывает руки назад, нащупывая живот, чтобы воспроизвести следующий удар.

Виктору не остаётся ничего, кроме как взять в ладонь кортик и закончить борьбу. Остриём он проводит меж ребёр противника и, выбрав наиболее удачный момент, вонзает оружие тому в самое СЕРДЦЕ.

Белый пиджак неизвестного вскоре наливается алыми красками, вскинутая голова зависает в воздухе и спустя мгновение падает, приземляясь на подбитую челюсть.

Виктор горестно выдыхает. Отбросив кортик, он смотрит на пропитанные кровью ладони. Они начинают дрожать. Сидя на мертвеце, Виктор решает его приобнять, приласкать и отдать тому последние почести, посвящая его трагической жертве бессловесную заунывную панихиду.

Проходит минута. Виктор целует два пальца и затем, отрывая от губ, подносит их ко лбу неизвестного.

Он вновь выдыхает и, наконец, решается встать. Дверь в правой стороне неожиданно отворяется, а в проёме маячит чья-то приглашающая рука.

Виктор медленно приближается к выходу, на руке он замечает отблеск золотых часов. Выдохнув в третий раз, он опускает голову и вступает вновь в темноту.

Блёклый свет прожектора повторяет за ним.

 

ИНТ. (СЦЕНА) БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА — ДЕНЬ

Всё осветительное оборудование активируется почти одновременно. Перед Зрителем предстаёт знакомая больничная палата, с неубранным полом, сбитыми в кучу приборами и бетонной стеной рядом с койкой Людмилы.

В этот момент в палату въезжает коляска, в ней сидит новый больной — Виктор, на первый взгляд, лишённый каких-либо сил. Докатив коляску до края койки, доктор, одетый в БЕЛО-ГОЛУБОЙ ХАЛАТ, кладёт ладонь Виктору на плечо, словно желая выразить свои соболезнования. Виктор отвечает на добрый жест благодарностью, успевая потрогать пальцы (что лежат на его плече) своего лечащего врача.

Тот вскоре делает шаг назад. Виктор переводит взгляд на лицо умирающей матери. Он замечает, как её взгляд стремится куда-то вдаль, далеко за стены больницы.

Он пытается привлечь её внимание, прикасается к её костлявым рукам и легонько пододвигает к себе, но тщетно. Ороговевший глаз матери ничего не замечает.

Не желая сдаваться, Виктор поднимается на ноги и, смахнув одеяло, наклоняется над грудью больной. Вместо белой сорочки на ней отныне сидит ТЁМНО-ЖЁЛТЫЙ ХАЛАТ, отчего Виктор приходит в неожиданный ступор, но затем разражается неприязнью. Он затягивает одеяло обратно и, наконец, подносит ухо к груди. Материнское сердце угасало столь же быстро, сколь падали показания на приборах. Потому совсем скоро кардиограмма раздаётся громким пищанием. Писк прерывается на долю секунды, но затем вновь преисполняется громким напоминанием. Виктор оборачивается к доктору, но тот лишь с прискорбием пожимает плечами и чуть заметно покачивает головой.

Писк лишается пауз, одновременно с этим пульс больной на кардиомониторе рисует ровную линию.

Проходит некоторое время. Виктор замирает над телом матери. Заливая одеяло слезами, он проводит пальцами по её тоненьким скулам, и, взглянув ей в глаза, подносит губы ко лбу.

У места покойной вскоре оказывается и доктор. Похлопав Виктора по плечу, он усаживает того обратно в коляску и разворачивает к выходу. Они проезжают несколько метров. Освещение сцены начинает медленно угасать.

Через пару мгновений коляска оказывается за порогом.

 

ИНТ. (СЦЕНА) БАР — ВЕЧЕР

Неожиданно слышится чей-то бурный и радостный вопль. Свет проносится прямо туда, к дальнему плану, где вместо невысокой сцены для комиков и музыкантов отныне стоит огромный экран телевизора. В нём мельтешат различные образы: от рекламных слоганов до лиц запыхавшихся футболистов.

Свет разливается ближе, обнаруживая под собой всё те же долговязые стойки, а рядом с ними — знакомые уютненькие столы и бессонную толпу одинаковых посетителей.

Свет дотягивается до центральной фигуры, до одиноко курящего Виктора. Он совсем один. Вокруг бьются кружки, наливается пиво, бессвязно галдят посетители, а он лишь печально глядит на дымящую сигарету и догоняется литрами тёмного.

Вдруг на телевизоре появляются два жеребца и двое их всадников – солдаты в чёрно-жёлтом и бело-голубом мундирах.

Искрясь свежим румянцем, эти двое скачут по зелёному полю, с упоением озирают друг друга и, спешившись, вскоре становятся спина к спине.

Неожиданно солдат в чёрно-жёлтом мундире тянется к маленьким ножнам и достаёт оттуда посеребренный кортик. А далее, запрыгнув за спину друга, вонзает оружие тому в сердце. Алые краски пятнают бело-голубой мундир, а его обладатель через мгновение падает замертво.

Кто-то разражается гоготом, к нему присоединяются многие посетители и скоро весь бар обретается в массовом помешательстве; кружки чокаются в единодушном порыве, сопровождая момент, когда чёрно-жёлтый солдат залезает на своего жеребца и берёт за узды лошадь убитого.

Веселье заканчивается внезапно. В своём личном порыве Виктор хватается за случайную кружку и бросает её в телевизор. Экран гаснет, осколки стекла, застрявшие в трещинах, потихоньку сыплются на пол. Удивление толпы обращается к центру бара, к столу, что был окутан сигаретным дымом. Глаза посетителей рыщут по залу, их лица нацелены вычислить ненормального, но тот оказывается недосягаем.

Докатившись до переднего плана, свет, наконец, догоняет скоропалительный шаг Виктора. Исчезая за спинами посетителей, он подбегает к левой двери и тянет её на себя.

Виктор вновь ступает во мрак, за ним повторяет и дальний план сцены, затем средний, а вскоре и самый ближайший.

Спустя пару мгновений включается одинокий прожектор. В его объективе появляется ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ и ЧЕЛОВЕК, работающий за ним.

 

ИНТ. (СЦЕНА) РАБОЧАЯ КОМНАТА ВИКТОРА — ВЕЧЕР

Им является Виктор, что по долгу службы кропотливо заполняет важные документы. Для работы он использует ЧЁРНУЮ ручку с клипом ТЁМНО-ЖЁЛТОГО ЦВЕТА, с которым он то и дело играется во время отвлечённых раздумий.

Возвращая мысли обратно, Виктор неожиданно начинает разглядывать корпус ручки. Он медленно поворачивает её в руках и в какой-то момент останавливается, схватив пальцами клип. Полный пренебрежения он тянет его вниз, жмёт до упора и без особых усилий ломает на части. Клип отпрыгивает от стола и падает на пол. Сиюсекундное пренебрежение на лице Виктора сменяется довольной ухмылкой.

Он принимается за работу, вновь обращается к документам, но его внимание вдруг ускользает, отвлекаясь на какие-то мелочи: на фигурку КРОВАВОГО РЫЦАРЯ, свисающего с дальней полки, на изображение на уцелевшей части плаката и на оттиск пятиконечной звезды.

Виктор выглядывает из-за переднего края стола. Через секунду он хватается за голову. Покидая рабочее место, он подбегает к обрывкам разорванного когда-то плаката и садится возле них на колени. Виктор запускает руки в кусочки цветной бумаги и вскоре, собрав небольшую мозайку, видит перед собой чьё-то румяное молодое лицо. Ещё несколько десятков кусочков — и под головой виднеется загорелая шея, а под ней — бело-голубой воротник. Виктор вдохновлённо улыбается. В его потускневших глазах загорается пламя азарта, как только с рук его сыпется новая кучка цветастых бумажек. Но вдруг на порог неожиданно ступает чья-то нога, обутая в чёрный сапог.

В комнату входит Данила. Потревожив неровную половицу, он становится подле отцовской мозайки. Фигурка кровавого рыцаря, подавшись невольно вперёд, срывается с полки и через долю секунды разбивается на осколки.

Виктор, сидя у самого пола, устремляет взгляд ввысь. Спонтанная радость на его лице, будто подражая полёту фигурки, разбивается вдребезги и вскоре сменяется удручающей болью.

На Даниле сидит военная униформа; Виктор успевает подметить на ней линию ЧЁРНОГО пояса, ГРЯЗНО-ЖЁЛТУЮ раскраску штанов, подолы плаща, а также плеяду нагрудных карманов и скрываемую под ними ЧЁРНО-ЖЁЛТУЮ экипировку.

Виктор подносит к губам дрожащие пальцы. Не обращая внимания на отца, Данила смотрит строго вперёд и удерживает у плеча ремень табельного автомата.

Виктор бросается на Данилин рукав. Он оттягивает его вниз, тащит к себе, однако новоиспечённый солдат остаётся недвижим. Тогда Виктор решает ухватиться за подолы плаща и подтянуть его к себе как можно сильнее, но Данила без труда отмахивается от этих жалких попыток. Не зная, что делать дальше, Виктор падает сыну в ноги и начинает громко рыдать, на что Данила отвечает равнодушным тычком сапога.

Виктор пластается по полу. Резиновые сапоги новобранца оказываются вновь у порога. Данила, стоя затылком к выходу, бросает перед отцом отличительный знак — эмблему пятиконечной звезды — и срочно выходит из комнаты.

Взгляд Виктор цепенеет. Образ долгожданной награды отбрасывает золотистую тень и метит в лицо разноцветными бликами крови, заставляя глаза невольно зажмуриться.

Прикрывшись ладонью, Виктор выхватывает с пола эмблему и в гневе швыряет её как можно дальше. Неожиданно она застревает между книжными стеллажами, прямо в изображении пятиконечной звезды, что через мгновение разрывается на мелкие кусочки.

Поймав ярый настрой, Виктор вскакивает на месте и, сжав кулаки, бросается на второе изображение – портрет чёрно-жёлтого солдата, не оставляя вскоре от него и мокрого места.

Виктор не останавливается. Стены сотрясает от мощных ударов, её основание неожиданно продавливается вперёд, а спустя какое-то время кажется, что сама комната одолевается яростной дрожью. Книги отскакивают от полок, с петель срывает крепёж стеллажей и на свет, откуда-то из дальних глубин, является фигурка БЕЛОГО РЫЦАРЯ. Содрогаясь, она медленно близится к окончанию полки и вскоре нависает над гранью.

Удары прекращаются. Комната внезапно приходит к спокойствию. Шатаясь, Виктор отходит от полуразрушенных стен и падает на колени. Он смотрит на обрывки плаката, что смешались к моменту его буйного приступа, а затем переводит взгляд на фигурку, которая, отползая от грани, возвышалась, кажется, над самим пространством рабочего кабинета.

Виктор широко улыбается. Свет над его головой понемногу тускнеет. Внезапно Виктор устремляет взгляд ввысь и с полным восторгом разглядывает бледное око прожектора. Тот отвечает взаимностью и посылает своему подопечному последние ослепляющие лучи, а затем через пару мгновений резко обесточивается.

Проходит минута. За прожектором следует и всё оставшееся оборудование. Со сцены сходят последние очертания кабинета, а всё видимое окружение обращается в темноту.

 

ИНТ. ТЁМНЫЙ ЗАЛ, КОРИДОР ТЕАТРА — ДЕНЬ

Зритель нажимает на красную кнопку. Опускается занавес. В тёмном зале немного светлеет.

Пользуясь случаем, Зритель оглядывается по сторонам и, к своему удивлению, обнаруживает нечто странное: у стен отсутствуют ложи, ряды кресел уходят куда-то в бесконечную даль, а позади, где обычно находится широкий балкон, хозяйничал мрак, походящий на пространство чёрной дыры.

Неожиданно откуда-то у подножия сцены слышится скрип приоткрывающейся двери. Зритель встаёт с кресла и, приближаясь к очевидному выходу, замечает, как оттуда льётся поток загадочного яркого света. Он хватается за дверную ручку и, ни секунды не сомневаясь, толкает дверь вперёд.

Внезапно Зритель видит перед собой знакомый ботинок в тёмно-жёлтых шнурках. Поднимая взгляд выше, он замечает широкие брюки полностью чёрного цвета, ещё выше — жёлтоватые полоски на пепельно-чёрном смокинге и, в конце концов, добирается до улыбчивого лица своего НАСТАВНИКА (40).

Зритель ступает вперёд. Сразу за наставником он замечает целый коридор из людей, что были одеты в самое пёстрое: оранжевые блузы, фиолетовые рубашки, голубовато-синие майки, пятнисто-зелёные шляпы, а также бордовые шорты и ярко-красные юбки.

Наставник хлопает Зрителю по плечу и жестом указывает на «живой коридор». Расправив плечи, Зритель делает ещё несколько шагов вперёд. Его тут же осыпают овациями, отовсюду слышится свист одобрения, а «разноцветные люди» то и дело стремятся пожать ему руку.

Он отвечает на всё взаимностью и вскоре на его лице появляется уверенная улыбка наставника.

Полный искренней радости Зритель доходит до конца коридора. Рядом с ним стоят воодушевлённые его подвигом люди, а впереди него дымится огромная куча из блестящих значков.

Вдохнув полной грудью, Зритель достаёт из кармана ЗОЛОТУЮ ЭМБЛЕМУ ПЯТИКОНЕЧНОЙ ЗВЕЗДЫ. Ухмыляясь, он проводит пальцами по РАДУЖНЫМ КАПЛЯМ КРОВИ на её середине и, кинув последний взор на переливчатый символ, отправляет его в общую кучу.

От огня звезда начинает шипеть, а её корпус — немедленно плавиться. Пять её окончаний объединяются на секунду в одно, но то вскоре, отрываясь от сердца звезды, расползается по останкам своих распавшихся двойников.

КОНЕЦ.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Лайк
Пожалуйста, Войдите чтобы оценить сценарий.