Автор Картинка профиля Slavam969 Вячеслав Донч
Жанр Драма, Другое
Локация Хлебный, Узбекия
Формат Полнометражный
Дата
E-mail Написать автору

Копирайт

Автор сценария Вячеслав Донч (em-slava@rambler.ru). Данный оригинальный сценарий является объектом авторского права и охраняется законом. Автору данного произведения принадлежат права на использование произведения.

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

line

ЗАТМ.

ТИТР. Казахская ССР г. Алма-Ата. Октябрь 1955 года.

НАТ. ДВОР У ГЛАВНОГО ФАСАДА БОЛЬНИЦЫ – ПАСМУРНОЕ УТРО.
Во дворе человек 40-60 и самодеятельный духовой оркестр. Директор больницы – (казашка, 45 лет) держит речь. Камера, начиная с директора, обходит по кругу всех присутствующих и на секунду тормозит на мужчине со шрамом (38 лет), двигается дальше и останавливается перед оркестром.

ДИРЕКТОР БОЛЬНИЦЫ
Сегодня для всех нас Алма-Атинцев большое и радостное событие. Мы открываем новое здание нашей больницы. Просторные светлые палаты со всеми мыслимыми и не мыслимыми удобствами ждут наших пациентов – трудящихся Советского Казахстана. И мы, медперсонал и дирекция, приложим все усилия, чтобы вылечить здоровье наших граждан – коммунистов и беспартийных.

Оркестр играет туш. Жидкие аплодисменты.

К больнице подъезжает правительственный кортеж. Зеваки оживились они бурно приветствуют прибывших. Из машины быстро выходит и бодрым шагом направляется к входу первый секретарь КП КазССР Леонид Ильич Брежнев.

ДИРЕКТОР БОЛЬНИЦЫ
А сейчас почетное право перере-зать красную ленточку и так ска-зать, стать первым пациентом на-шей больницы, предоставляется первому секретарю коммунистиче-ской партии Казахской ССР.

Оркестр играет туш. Бурные продолжительные аплодисменты.

(СК)Первый секретарь режет ленточку, вся делегация поспешно скрывается за дверьми больницы. Оркестр уходит. Двор пустеет.

НАТ. ТАЖЕ БОЛЬНИЦА ЗАДНИЙ ФАСАД – ПАСМУРНОЕ УТРО.

За окнами больницы банкет в полном разгаре.

Из-за кадра появляется истопник — человек со шрамом (Даниил Кожубергенов, 38 лет) он несет вязанку дров, проходит вдоль стены. Бросает взгляд в окно.

ИНТ. БОЛЬНИЦА. ПРОСТОРНЫЙ ЗАЛ – ПАСМУРНОЕ УТРО.

Первый секретарь КП Казахстана — Леонид Ильич Брежнев, во главе по-восточному щедро накрытого стола. Он встает, в руке рюмка водки, у него созрел тост. На него обращены влюбленные взгляды.

БРЕЖНЕВ
Дорогие товарищи, Вот построили больницу. Это очень хорошо. За это нашей коммунистической партии большое спасибо. Но прежде всего, нужно сказать спасибо — нашим фронтовикам, нашим ветеранам, которые победили в Великой войне и от-стояли наше будущее.

Я, вот вспоминаю, в 43-ем под Новороссийском вот где были жестокие бои…

НАТ. БОЛЬНИЦА ЗАДНИЙ ФАСАД – ПАСМУРНОЕ УТРО.

Кожубергенов, отворачивается от окна, идет дальше. За окнами гремят бурные аплодисменты. Недалеко, в садике больницы, пристроились три приблатненные личности. Они выпивают портвейн, у них гитара. Слышна приглушенная песня.

Товарищ Сталин, Вы большой ученый,
В языкознаньи знаете Вы толк,
А я простой советский заключенный,
И мне товарищ — серый брянский волк.

Истопник скрывается в полуподвале.

ИНТ. ПОЛУПОДВАЛ БОЛЬНИЦЫ – ПОЛДЕНЬ НА УЛИЦЕ ДОЖДЬ.

В кандейке истопника, вместе с вошедшим Кожубергеновым еще двое Шемякин (48 лет) и Дживаго (около 50 лет).

ДЖИВАГО
Даниил, в самом деле, сколько можно ждать. Стол накрыт, шампанское откупаривано.

Дживаго широким жестом показывает на перевернутый деревянный ящик покрытый газетой. На газете полбулки черного хлеба, бутылка водки, две воблы пучок зеленного лука и консервы бычки в томатном соусе.

ШЕМЯКИН
Зачем топить? Теплынь на дворе какая! Октябрь только начался.

КОЖУБЕРГЕНОВ
Не хочу терять работу, Григорий Милентьевич, да и директор – злющая баба.

ДЖИВАГО
В октябре 41-го, под Москвой уже ночами морозно было. Да, столько лет прошло, а будто как вчера было.

Все присаживаются к импровизированному столу. Край плаща у Шемякина оттопырился на секунду мелькают орденские планки и звезда ГСС. Григорий Милентьевич замечает страдальческую гримасу на лице Кожубергенова.

ШЕМЯКИН
Даниил, ты обязательно получишь свою награду. Мы это так просто не оставим. Уже написали в на-градной отдел и Верховный Совет СССР. И совет ветеранов 8-ой гвардейской за тебя горой. В конце концов, звания героя тебя не лишали. Ну, Филипп Трофимыч скажи так или нет.

ДЖИВАГО
Всё, что нужно — сделано. Оста-лось подождать, может быть, самое много полгода. Правду её не утаишь она завсегда наружу выходит. Давайте выпьем за нашу дивизию, за всех кто погиб…

КОЖУБЕРГЕНОВ
И за Батю.

ШЕМЯКИН
За Батю!

Выпивают не чокаясь. Кожубергенова кочергой шебаршит в топке. Все молча, смотрят на горящие угли.

(КП) Горящие угли.

ТИТРЫ.

ЗАТМ.

ТИТР. Окрестности г. Чарджоу Туркменская ССР. август 1938 года.

НАТ. РАСПОЛОЖЕНИЕ СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА – УТРО.

Панфилов Иван Васильевич (45 лет, полковник, ниже среднего роста, худощав) и капитан Ахромкин (около 30 лет), верхом сопровождают колонну красноармейцев. В сущности красноармейцев в строю только несколько передних шеренг. Большая часть колонны это среднеазиатские парни одетые в жуткие лохмотья. Они старательно маршируют, но делают это как шестилетние дети.

АХРОМКИН
(ворчливо)
Не слишком буквально в наркомате обороны относятся к словосочета-ние «рабоче-крестьянская»?

ПАНФИЛОВ
Они только месяц пробудут на сборах. Что же их по парадному обмундировывать?

АХРОМКИН
За месяц, мы их не успеваем «ле-во-право» выучить. Только единицы освоят трехлинейку. Как им доверить самозарядку или ручной пулемет Дегтярева?

ПАНФИЛОВ
Не боги горшки обжигают. Дай срок выучатся.

АХРОМКИН
Это в нашем богом забытом ТуркВО? Когда вышло постановление о перевооружении на винтовки-автоматы и пистолеты-пулеметы? И что? Тишина! А в западных округах РККА растет в глубь и в ширь. Создаются новые мехкорпуса, а это новые штатные единицы. Лейтенанты выходят из училищ, через полгода их ставят на роту, через год принимают батальон. Люди карьеру делают. В ВВС почти все комбриги моложе тридцати.

ПАНФИЛОВ
Я в армии не карьеру делаю, а служу трудовому народу. И с места на место прыгать как сорока по веткам не собираюсь. Хотите перевестись на запад, подавайте рапорт, препятствовать не стану.

Панфилов спешивается у коновязи, заходит в свою казенную квартиру.

Штаб полка, квартиры командиров, и казармы красноар-мейцев – это по сути сакли среднеазиатского кишлака.

ИНТ. КВАРТИРА ПАНФИЛОВА – УТРО.

Чисто выбеленная комната в доме со скудной обстановкой. В комнате находятся — молодой лейтенант (22 года), пьёт чай. И сын Панфилова Владилен (10 лет), мастерит самолет-планер. В соседнюю комнату, дверь приоткрыта, там жена с дочерьми в суматохе собирают вещи. Входит Панфилов.

ПАНФИЛОВ
А ты, что тут у меня чаи гоняешь?

ЛЕЙТЕНАНТ
(не вставая и не отры-ваясь от чая)
Полковнику Панфилову, срочный пакет из штаба ТуркВО.

ПАНФИЛОВ
(читает содержимое па-кета)
А почему пакет вскрыт?

Панфилова Мария Ивановна, (35 лет) входит в комнату. Мария красивая брюнетка, энергичная и властная.

ПАНФИЛОВА
Ваня, это я вскрыла пакет, соби-райся, завтра мы уезжаем в Моск-ву.

ПАНФИЛОВ
(раздраженно)
Мурочка, я тебе уже сто раз пре-дупреждал, чтобы ты не прикаса-лась к оперативным пакетам.

ПАНФИЛОВА
Подумаешь, какая военная тайна! После двадцати лет гоньбы за басмачами, мы наконец, получаем назначение в Москву.

За семейной перепалкой супруги забыли про лейтенанта, Панфилов вдруг замечает его.

ПАНФИЛОВ
Напился, ну и дуй в рас-положение. А то сейчас отправишься на гауптвахту.

ЛЕЙТЕНАНТ
(с ухмылкой)
До свидания, товарищ полковник. До свидания, Мария Ивановна.

ПАНФИЛОВА
До свидания, Димочка.

Лейтенант уходит.

ПАНФИЛОВ
(строго смотрит на же-ну)
И учти, получить назначение в Москве – это не значит получить назначение в Москву!

Обнимает за шею, говорит очень ласково, заботливо перебирает награды на груди у Панфилова.

ПАНФИЛОВА
Ну, Ванечка! Ну, пожалуйста. Ты же двадцать лет в РККА. Орденоносец! Ты мог бы служить в наркомате или на преподавательской работе.

Подходит дочка Майя (5 лет) протягивает ушастого ёжика.

МАЙЯ
Папа, давай возьмем с собой Иржика.

ПАНФИЛОВ
Иржика мы отпустим здесь на волю, к его друзьям. В Москве ежи, есть.

НАТ. РАСПОЛОЖЕНИЕ СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА – УТРО.

Панфилов верхом на лошади. Красноармейцы увязывают тюки и фанерные чемоданы, подсаживают на арбу детей. Кроме вещей на арбе: Мария Панфилова и пятеро их детей — дочь Валентина (15 лет), дочь Евгения (13 лет), сын Владилен (10 лет), дочь Галина (7 лет) и дочь Майя – (5 лет). Кроме красноармейцев у арбы, жены и дети других командиров. Они горячо прощаются с Панфиловыми.

ПАНФИЛОВ
Трогай.

Арба сдвинулась с места и покатилась. Панфилов делает несколько шагов и поворачивает коня на 180 градусов.

ПАНФИЛОВ
(машет рукой)
Прощайте товарищи!

ПАНФИЛОВА
До свидания ребята.

Все уезжающие и провожающие машут друг другу.

ИНТ. ПАРИКМАХЕРСКАЯ – УТРО.

Панфилов в кресле с белой простынёй вокруг шеи. Над ним ужом вьется парикмахер с повадками гомика.

ПАНФИЛОВ
И окантовачку… окантовачку поровней.

ПАРИКМАХЕР
Сделаем-с. Побрить? А что с усами?

ПАНФИЛОВ
Брить. А что с усами не так?

ПАРИКМАХЕР
Этакие фельдфебельские усища. Это же не комильфо и не приличествует красному командиру.

ПАНФИЛОВ
(с иронией в голосе)
А что же приличествуют красному командиру?

ПАРИКМАХЕР
Вот, к примеру, у Климент Ефремовича, весьма элегантные английские усики.

ПАНФИЛОВА
(Панфилова врывается в парикмахерскую)
Английские, и только английские!

НАТ. ТОРЕЦ ГУМа ВЫХОДЯЩИЙ НА НИКОЛЬСКУЮ УЛИЦУ – ДЕНЬ.

У входа в ГУМ две торговые точки — мороженного и газированной воды. У тележки с мороженным стоит Панфилова с детьми, Дети с любопытством озираются на прохожих и с удовольствием поглощают мороженное. Недалеко беседуют две приятельницы. Панфилова невольно прислушивается к их разговору.

ПРОХОЖАЯ №1
Ох, и не рады, что военный, лучше уж был конторщик какой ни будь.

ПРОХОЖАЯ №2
Что ты прибедняешься, Ниловна, сейчас у них оклады как повысили и форма бесплатная! Сапожки вот хромовые, опять же.

ПРОХОЖАЯ №1
Он мне так и говорит — в штабах сейчас поопасней будет, чем на фронте.

На лице Панфиловой – тревога и беспокойство.

ПРОХОЖАЯ №2 (ВПЗ)
И не говори… Такие орлы слетели и даже с маршальскими звездами.

Подходит Панфилов.

ПАНФИЛОВ
Ну, пошел! Ждите здесь, через пол часика, может через час, буду. Маша, присматривай за детьми. Народу то сколько! Одно слово – Москва, Красная площадь!

ПАНФИЛОВА
(целует мужа)
Удачи! Ваня, и будь повниматель-ней!

Панфилов уходит по направлению к Спасской башне.

ПАНФИЛОВА
Валентина, следи за младшими, я на минутку.

Панфилова скрывается за дверьми ГУМа.

Следующий блок – мини сцены по 3-4 секунды сти-лизованные под черно-белую хронику. Звучит бодрая довоенная музыка и текст Левитана, про веселую жизнь строителей коммунизма.

Панфилов поднимается по широкой мраморной лестнице.

(СК) Панфилова проходит мимо фонтана ГУМа.

(СК) Панфилов предъявляет удостоверение дежурному.

(СК) Панфилова осматривает прилавок с галантереей.

(СК) Панфилов сдает фуражку гардеробщику.

(СК) Панфилова примеряет шляпку.

(СК) Командиры РККА сидят в ряд на стульях вдоль стены. Все в одной позе – нога на ногу, пальцы рук сцеплены на колене. Панфилов среди них, он прикрывает рот рукой.

(СК) Панфилова примеряет ботики.

ИНТ. КАБИНЕТ СТАЛИНА – ДЕНЬ.

(КП) Циферблат огромных напольных часов, громкое тиканье механизма.

Сталин делает назначения на Дальневосточный фронт. Вдоль стены в положении «смирно» стоят 6 офицеров в звании от майора до полковника. Все среднего возраста и не самого выдающегося вида. «Кадры» его явно не устраивают, но он не подает виду. Панфилов второй с края. Только сейчас мы видим, что у него новые гитлеровские усики. Все напряжены до предела.

СТАЛИН
(Сталин скользит взглядом по лицам, неторопливо прохаживается в двух шагах вдоль строя)
Товарищи, на дальневосточном фронте обстановка крайне сложная, противник проводит непрерывные провокации и диверсии. Активизировались белогвардейские недобитки… В это сложное для нашей страны время наша партия большевиков, направляет вас на самый ответст-венный и опасный участок фрон-та… Ну, что все готовы? Справитесь?

ВСЕ
(хором, не впопад)
Так точно, справимся, готовы товарищ Сталин.

СТАЛИН
Ну что же, в добрый путь, до встречи товарищи.

ВСЕ
До свидания товарищ Сталин.

Все поворачиваются, и идут к выходу.

СТАЛИН
Товарищ Панфилов?

ПАНФИЛОВ
Я, товарищ Сталин.

СТАЛИН
(сидит за столом перед ним папка с личным де-лом Панфилова, делает жест рукой подойти поближе)
Что вы заканчивали?

ПАНФИЛОВ
Окончил двухгодичную Киевскую Высшую объединенную школу коман-диров РККА имени Каменева.

СТАЛИН (ВПЗ)
Это, что же Лейбы Каменева?

ПАНФИЛОВ
(изменившись в лице выдавливает с хрипотцой)
Сергей Сергеевича Каменева. Товарищ Сталин.

(КП) Рука Сталина некоторое время слегка постукивает папиросой по пепельнице, вдруг резко давит папиросу и размазывает по дну пепельницы.

СТАЛИН
Аа!… А после школы красных командиров воевали с басмачами в Туркестане?

ПАНФИЛОВ
Так точно, товарищ Сталин.

СТАЛИН
К климату привыкли?

ПАНФИЛОВ
Привык к климату и обычаям тамошних народов. Даже полюбил местный напиток – зеленый чай.

СТАЛИН
Зеленый? Как это чай может быть зеленного цвета.

ПАНФИЛОВ
Прекрасный напиток, хорошо утоляет жажду и восстанавливает силы.

(КП) Каменный профиль Вождя. Сталин выпускает густую струю дыма из ноздрей.

НАТ. ТОРЕЦ ГУМа ВЫХОДЯЩИЙ НА НИКОЛЬСКУЮ УЛИЦУ – ДЕНЬ.

Панфилов широким шагом слегка сгорбившись идет по направлению к входу ГУМа. У тележки с мороженным по-прежнему стоят дети Панфилова, они лакомятся мороженным.

ПАНФИЛОВ
Воды!

ПРОДАВЩИЦА ВОД
Ссиропомбезсиропа?

ПАНФИЛОВ
(с угрозой повышая голос)
Воды!

Панфилов выпивает залпом три стакана. Из витрины напротив за ним с любопытством наблюдает парикмахер-гомосек.

ПАНФИЛОВ
Дети, где ваша мама?

Из дверей ГУМа выбегает Панфилова, в руках у нее свертки с покупками.

ПАНФИЛОВА
Ну, что всё хорошо? В Наркомат обороны? Говори не молчи, я вся на нервах!

ПАНФИЛОВ
(выпивает очередной стакан)
Фрунзе.

ПАНФИЛОВА
(с надеждой в голосе)
Что Фрунзе? Академия имени Фрунзе?

ПАНФИЛОВ
Фрунзе это город – Фрунзе!

ПАНФИЛОВА
Отлично! Очень хорошо! Я так и знала! Я так и знала! Не успели простится, опять здравствуй родная Чучмекия. Тютя! Ты не можешь постоять за себя! Тебе себя не жалко, меня не жал-ко! Подумай о детях. Вале скоро в институт, Виве нужны – кружки, дом пионеров!

ВЛАДИЛЕН
Папа, а во Фрунзе есть дом пионеров?

ПАНФИЛОВ
Ну, сынок, Фрунзе – это столица Советской Киргизии, там целый дворец пионеров!

Панфиловы идут по направлению к Красной площади. Панфилова демонстративно молчит.

МАЙЯ
Папа, я хочу на ручки.

Камера поднимается над Красной площадью. Семья Панфиловых смешивается с толпой прохожих.

ПАНФИЛОВ
(голос Панфилова удаляется и затухает в городском шуме)
Потерпи Макушка, здесь нельзя, я одет по форме и это Красная пло-щадь.
(пауза)
Мурочка, РККА это не галантерей-ная лавка. РККА – это славная рабоче-крестьянская красная ар-мия! Здесь нельзя выбирать чего хочется, здесь лучших командиров направляют на самые ответ-ственные и опасные участки. Иосиф Виссарионович так и сказал мне – А для Вас товарищ Панфи-лов…

ЗАТМ.

ТИТР. Казахская ССР, г. Алма-Ата. Июнь 1941 года.

НАТ. АЛМА-АТА. ул. СКОТОВОДЧЕСКАЯ – ЯРКИЙ СОЛНЕЧНЫЙ ВЕЧЕР.

Василий Клочков (30 лет) идет по улице. Он «навеселе» и в прекрасном настроении. В руках большой сверток. Ему навстречу идут две девушки (симпатичные казашки 18-19 лет), одетые по моде.

Клочков загляделся на голубей, которых гоняют мальчишки на соседней голубятне. Не заметив девушек, он неловко с ними столкнулся. Извиняется, уступает дорогу, расшаркивается, пытается изобразить что-то галантное, поскольку он сильно не трезв, всё это выглядит нелепо и смешно. Девушки заливисто и громко смеются.

Клочков входит в парадную стандартного двухэтажного дома.

ИНТ. КОМНАТА КЛОЧКОВЫХ – ВЕЧЕР.

Нина Клочкова (около 25 лет), строчит на швейной машинке. Входит Клочков. Кладет на стол сверток и ложится на кровать не снимая обуви.

КЛОЧКОВА
Вась, что это?

КЛОЧКОВ
Взял работу на дом.

КЛОЧКОВА
(принюхивается)
Ты, сопьешься на этой работе!
(разворачивает свер-ток)
Нет, ты не сопьешься, тебя поса-дят, а заодно и меня, как жену врага народа.

КЛОЧКОВ
(иронично и весело)
За, что меня сажать? Я Клочков Василий Георгиевич, 1911 года рождения. Русский. Из семьи батрака. Член ВКП(б) с 1939 года. Партвзысканий не имею. В троцкистской, правой, национал-шовинистической и прочих контрреволюционных организациях не состоял. Отклонений от генеральной линий партии и колебаний не было. Политически развит, дисциплинирован. Отличный агитатор, беседчик и пропагандист.

КЛОЧКОВА
(ошарашено смотрит на еду)
Вася, где ты взял всё это?

КЛОЧКОВ
Не боись. Один обкомовский набор остался не выкуплен. Мы с Бармамбековым поделили.

КЛОЧКОВА
А его не будут искать?

КЛОЧКОВ
А чего его искать? Деньги в кассу мы внесли, а талонов там нет. Вход в спецраспределитель, только по пропускам.

КЛОЧКОВА
(с набитым ртом)
Им что же каждый месяц такие пайки положены?

КЛОЧКОВ
Ну, кто же им будет давать каж-дый месяц?

КЛОЧКОВА
А что же только к праздникам?

КЛОЧКОВ
Нет, не по праздникам, а всего лишь два раза в неделю.

КЛОЧКОВА
Оооооооооооо!

КЛОЧКОВ
(слегка наиграно)
Понимаешь, советский народ – труженик! Советский народ – созидатель! Он весь в трудовых подвигах, у него вся радость в труде, в победах на стройках социализма!
(указывает на сверток)
Излишества ему не к чему. Это для номенклатурных и ответственных, у них работа скучная, вредная, кабинетная…

КЛОЧКОВА
(подозрительно смотрит на стаканчик с красной икрой)
Вась, а что это?

КЛОЧКОВ
Икра.

КЛОЧКОВА
А почему она такая?

КЛОЧКОВ
Какая?

КЛОЧКОВА
Оранжевая.

КЛОЧКОВ
Потому что это китовая икра.

КЛОЧКОВА
У китов не бывает икры, кит – млекопитающие.

КЛОЧКОВ
Не веришь, сама посмотри, там список есть.

КЛОЧКОВА
(читает по списку, на-меренно растягивая слова с грамматическими ошибками)
Сир коровний. Казы. Вась, а казы это что коза?

КЛОЧКОВ
Казы – это колбаса казахская из конины. Её Бармамбеков забрал и все молочные.

КЛОЧКОВА
(читает)
Икра китовая. Да, действительно китовая. Но всё равно, даже если бы у кита была икра, то икринки были бы размером с твою голову.

КЛОЧКОВ
(говорит мультяшным голосом)
А может это карликовый кит. Ма-ленький оранжевый пони-кит.

КЛОЧКОВА
(смеется, не отрываясь от чтения)
Аааааааааааааааах! И это всё за семь пятьдесят!

КЛОЧКОВ
Ну, а как ты думала!

КЛОЧКОВА
На рынке картошка по три рубля. А Это всё за семь пятьдесят!

Стук в дверь. Нина Клочкова быстро накрывает продукты газетой, с беспокойством смотрит на дверь.

СОСЕДКА (ВПЗ)
Василий Георгиевич! Василий Георгиевич!

КЛОЧКОВ
(открывает дверь)
Да, Раиса Донатовна.

СОСЕДКА
Василий Георгиевич, мы же с вами договорились – общественная тер-ритория не для детских игр.

КЛОЧКОВ
(в коридор)
Дэвушка-автомобилист…, а кому я говорю? Дэвушка-автомобилист, ставьте машину в гараж, я вас снял с пробега.

В комнату вкатывается 4-ых летняя дочурка Клочковых на трехколесном велосипедике. Губешками она изображает звук мотора.

СОСЕДКА
Вы, меня извините, Василий Геор-гиевич, но мы же договорились…

КЛОЧКОВ
Да, да, спасибо вам большое за бдительность.

Закрывает дверь. Эллочка совершает круг почета вокруг стола.

КЛОЧКОВА
Эллочка, хочешь колбаску?

ЭЛЛОЧКА
Не-а.

КЛОЧКОВА
А чего хочешь?

ЭЛЛОЧКА
Тянучку.

Клочков подхватывает Эллочку на руки, кружится в танце. Он наигрывает модный посадобль рио-рита.

НАТ. САНАТОРИЙ В СОЧИ – ЯРКИЙ СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ.

Панфилов с женой на отдыхе. С ними только самые младшие дети – Владилен и Майя.

Звучит посадобль рио-рита в инструментальном ис-полнении, текст песни на немецком языке.

Панфилова в легком белом платье. Панфилов в немыслимой пижаме (халате?) идет по аллее в руках у него арбуз с темно-зеленной коркой.

Дети в припрыжку бегут рядом в предвкушении лакомства.

Все присаживаются к столику. Экстерьер, что-то в роде летнего кафе, но посторонних нет.

(СК) Море, чайки, белый теплоход.

(СК)

ПАНФИЛОВ
(разрезает арбуз пополам)
Ну, кась.

Арбуз необычайно ярко красного цвета. Всеобщий восторг.

ПОЧТАЛЬОН
(бежит и громко кричит)
Панфилов, Панфилов, Панфилов.

ПАНФИЛОВ
Я. Я, что ты орешь как оглашен-ный.

ПОЧТАЛЬОН
Генералу Панфилову. Сроооооочная!

ПАНФИЛОВ
(читает телеграмму)
Отпуск окончить. Прибыть в Наркомат Обороны СССР.

ПАНФИЛОВА
(смотрит на арбуз)
Иван, у меня дурное предчувствие.

(СК)

(КП) Ярко-красная мякоть арбуза.

(СК)

ПАНФИЛОВ
Ничего, обойдется.

ПАНФИЛОВА
Ваня, это война?!

ПАНФИЛОВ
А если и война, мы любого супо-стата в раз в бараний рог скру-тим. Панская Польша разгромлена, финны получили своё. Один немец только силен, но у них британцы гирями на ногах и висят, да и пакт о ненападении они не посмеют нарушить.

ПАНФИЛОВА
И все таки, Иван я тебя прошу не лезть на рожон. Фрунзе не плохой городишко. Опять же детям нужны свежие фрукты, овощи, а это витамины.

ПАНФИЛОВ
Не волнуйся. Всё будет хорошо.

(СК)

(КП) Ярко-красная мякоть арбуза.

НАТ. ПЕРРОН ВОКЗАЛА – ДЕНЬ.

Прибывает поезд. Паровоз фырчит, дает гудок. Прибывающие и встречающие смешиваются и идут по перрону, среди них Панфиловы. Встречающие сильно обеспокоены, слышны реплики: «Молотов», «Сталин», «Киев», «без объявления войны».

(СК)

(КП) Репродукторы.

Звучат позывные Маяка.

ЛЕВИТАН
(по радио)
Внимание, говорит Москва. Говорит Москва. Заявление Советского правительства. Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня, 22 июня в 4 часа утра, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбардировке города — Житомир, Киев, Севасто-поль, Каунас и некоторые другие.

(СК) Военная хроника первого дня войны. Под песню «Священная война».

(СК)

Народ на вокзале, все смотрят на репродукторы.

ЛЕВИТАН
(по радио)
… правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, ещё теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя тов. Сталина. Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

ИНТ. СЛУЖЕБНЫЙ КАБИНЕТ – ВЕЧЕР.
В кабинете двое – Жуков Георгий Константинович и Панфилов Иван Васильевич.

ЖУКОВ
…отбыть не медля, сегодня же.

ПАНФИЛОВ
В Алма-Ате нет никакой материально-технической базы, дивизию придется формировать на голом месте с нуля. Разрешите…

ЖУКОВ
(грубо обрывает)
Нет, не разрешаю. В расположении военных гарнизонов будут формироваться войска второй очереди. А ваша дивизия — это рабочее ополчение, вы будите выполнять второстепенные задачи. Велика вероятность, что на фронт вы не попадете.

ПАНФИЛОВ
Из кого формировать командный состав? Советский и партийный актив, высоко-сознателен, но не знает военной службы, уставов.

ЖУКОВ
(задумчиво)
Выделим командиров из Генерального штаба, выпускников Академий… Но на многое не рассчитывай. Кадры рости сам.

Жуков склонился над картой и всем своим видом дает понять – разговор окончен. Берет в руку циркуль-измеритель и бесцельно отмеряет им шажки. Бросает циркуль на стол.

Задумчиво трет затылок, оперативная работа ему явно не по душе.

ПАНФИЛОВ
Разрешите идти?

Кивок головы вместо ответа.

НАТ. ПАНОРАМА ЗАИЛИЙСКОГО АЛАТАУ — ДЕНЬ

Камера, под звуки народной казахской музыки, парит на высоте птичьего полёта, облетая живописные пейзажи Заилийского Алатау. Мелькают скалы, ущелья, горные ручьи и озера. Приближаемся к небольшой долине. Значительная часть долины усыпана правильными прямоугольниками. Постепенно снижаясь, мы понимаем, что это палатки военных.

ИНТ. КЛАССНЫЙ КАБИНЕТ В СЕЛЬСКОЙ ШКОЛЕ – ДЕНЬ.

В сельской школе — штаб 1075 стрелкового полка. В штабе: Комполка Капров Илья Васильевич (полковник, 43 года), комиссар полка Мухамедьяров Ахметжан Латыпович (34 года, старший политрук, казах), писарь и телефонистка.

МУХАМЕДЬЯРОВ
(читает газету)
Прерван до окончания войны чем-пионат СССР по футболу… Повезло динамовцам, не видать им в этом году первого места как своих ушей. Спартак наступал им на пятки.

КАПРОВ
После шести игр Динамо шло на первом месте. Семичастный, Со-ловьев – забивные нападающие. Фокину в воротах равных нет, а у Спартака дыра, а не оборона. И забивать там некому.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Фокин на выходах играть не может, он мяча боится. И вообще Динамо выезжает только за счет судейства, ни одна игра без одиннадцатиметрового не обходиться.

КАПРОВ
А ты где видел? Бабушки на лавочке нашептали? Фокин на выходах великолепно играет кулаками.

МУХАМЕДЬЯРОВ
А вратарь должен мяч намертво брать, а не лупить по нему кула-ком.

Входит Панфилов.

КАПРОВ
Товарищи командиры.

Все принимают положение «смирно».

ПАНФИЛОВ
(укоризненно)
Илья, Илья Васильевич, ну что же ты делаешь? Вольно.

КАПРОВ
(вопросительно)
А, что? Полк занимается согласно плану боевой учебы.

ПАНФИЛОВ
(показывает рукой в окно)
Это! Это ты называешь, боевой учебой?

За окном слышны, размеренный шаг и строевая песня.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Строевая, является составной ча-стью боевой подготовки. Она вырабатывает у бойца выправку и образцовый внешний вид.

ПАНФИЛОВ
Всё так, всё так. Но, на образцовый вид у нас нет времени. Завтра в бой! Немца выправкой не возьмешь. Стрельбы были?

КАПРОВ
(грустно)
Стреляли. Три пристрелочных и пять зачетных.

ПАНФИЛОВ
Проведи ещё две стрельбы по десять патронов. Патроны бери из НЗ.

КАПРОВ
Вскрыть НЗ? Мне нужен письменный приказ!

ПАНФИЛОВ
Приказ будет! И запомни только боевая учеба. Шагистику из распорядка дня убрать. Политзанятия, читки газет и беседы проводить на перекурах и во время приема пищи.

МУХАМЕДЬЯРОВ
А политрукам кушать не надо?

ПАНФИЛОВ
(не обращая внимания на замечание Мухамедьярова)
«Памятку бойцу-истребителю тан-ков» получили?

КАПРОВ
Получили, изучаем. Сделали фанерный макет танка. Бросаем в цель учебные гранаты.

ПАНФИЛОВ
Хорошо. Но фанера не танк, надо бы ребят обкатать настоящим тан-ком.

КАПРОВ
Иван Васильевич, ты, меня спроси, видел ли я настоящий танк?
(комиссару)
Ахметжан, ты танк видел?

МУХАМЕДЬЯРОВ
Видел, конечно. В боевом кино-сборнике.

ПАНФИЛОВ
Да, дела…
(Панфилов внимательно смотрит в окно, оттуда раздается тарахтенье трактора)
У тебя трактористы есть?

КАПРОВ
Найдутся…

НАТ. ОБШИРНОЕ ПАСТБИЩЕ. ВДАЛИ БЕЛОСНЕЖНЫЕ ШАПКИ ГОР – ДЕНЬ.

По полю ползёт гусеничный трактор СТЗ-3 у него открытая кабина. За рычагами красноармеец Шопоков Дуйшенкул (26 лет, киргиз). Бойцы 2-го взвода 4-ой роты на практических занятиях. Занятия проводит лейтенант Джура Ширматов (ему 20 лет, узбек), он недавно в полку после выпуска из Ташкентского пехотного училища.

Бойцы подползают к трактору с двух сторон. Затаившись перед гусеницами в последний момент перекатываются под брюхо машины, пропускают трактор через себя, рывком встают и производят бросок учебной гранаты. Большинство бойцов из озорства целят в спину Шопокова. Он часто оборачивается и грозит кулаком. Слышен приглушенный смех.

ШИРМАТОВ
(указывает на прицепной механизм)
Гранаты метать на моторный отсек. После броска сразу на землю. Увернуться от осколков.

НАТАРОВ
А, меня штыком не приколют? Ведь за танком пехота будет идти.

ПАНФИЛОВ
А чтоб не прикололи, пехоту нужно отсечь метким пулеметно-ружейным огнем.

Панфилов, Капров и Мухамедьяров появились внезапно. Из-за тарахтенья двигателя их никто не заметил.

ШИРМАТОВ
Смирно!

ПАНФИЛОВ
Вольно! Танк ведь – это железяка. Там внутри: теснотища, жара, гарь и копоть. Танкисты почти ничего и не видят. Пуляют во все стороны от страха. Главное отсечь пехо-ту! А без пехоты бери его голыми руками: кидай гранату или бутылку с самовоспламенющей смесью КС на башню или на моторный отсек. Всё! Ему хана.

ДОБРОБАБИН
А коли я танк подобью, какая мне награда полагается?

ПАНФИЛОВ
Обязательно сделаем представле-ние. И благодарность от командо-вания само собой.

Клочков вскакивает из под трактора бросает гранату.

ПАНФИЛОВ
Василий Клочков? Земляк?

КЛОЧКОВ
Так точно, товарищ генерал.

ПАНФИЛОВ
Хорошо, очень хорошо. Вот, так и должен действовать комиссар. Личный пример для бойца, важнее политинформации.

НАТ. СТАНИЦА В СЕМИРЕЧЕНСКОЙ ОБЛАСТИ – ДЕНЬ.

Бойцов провожают на фронт. По такому случаю, политотдел дивизии решил провести торжественный митинг. Подразделение (около двухсот бойцов) построено на площади станицы перед дощатой трибункой. Поодаль собрались местные жители.
Выступает местный партаппаратчик.

ПАРТАППАРАТЧИК
Товарищи, бойцы и командиры Рабоче-крестьянской красной армии. Коварный враг, предательски напал на первое в мире социалистическое государство — СССР. В этот грозный час партия и со-ветский народ сплотились вокруг Великого Вождя, товарища Сталина. И как сказал товарищ Молотов: наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами.

Вялые аплодисменты.
Жара. Бойцы устали, переминаются с ноги на ногу. На трибуну поднимается Мухамедьяров.

МУХАМЕДЬЯРОВ
А теперь слово предоставляется, помполиту 4-ой роты – младшему политруку Клочкову.

Клочков поднимается на трибуну. Публичные выступления не его конек. Он заметно волнуется.

КЛОЧКОВ
Товарищи…, Товарищи бойцы…, Мы, уходим на фронт. Завтра в бой. И может быть фашистская пуля или горячий осколок… настигнет… настигнет кого-нибудь из нас. Но прежде всего, предлагаю по-слать приветственную телеграмму товарищу Сталину! В которой мы заверим нашего горячо любимого вождя, что будем до последней капли крови, бить ненавистного врага. Ну, с бого…
(осекся и быстро ис-правился)
С бооольшевистской непреклонно-стью – вперед.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Торжественный митинг окончен. Всем разойтись для прощания с родными и близкими. Построение через десять минут.

ГУНДИЛОВИЧ
(зычно)
Разооооооойдись.

Гундилович, (39 лет, старший лейтенант) он маленького роста и худощав. Как все маленькие люди держится очень прямо и старается говорить громко.

Бойцы прощаются с родными. Зазвучала гармошка с присвистами. Кое-где бойцы опрокидывают рюмочку на посошок. Гундилович строго грозит пальцем. Вперед выходит старик-казак он в старорежимной форме с крестами.

СТАРИК-КАЗАК
(громко на всю площадь)
Сыны! Сыны, на святое дело идете – родную землю оборонять. Матерей и сестер защищать от поругания. Помните! Вы, казацкого рода, а казаку ни-чего не страшно, окромя воинского бесчестия!

Бойцы, обступают старика-казака. Слышны одобрительные возгласы. Появляется старуха с большой иконой. Красноармейцы целуют старуху и икону, крестятся.

На первый план выходит седобородый Аксакал, вокруг него группируются казахи и киргизы.

АКСАКАЛ
(на казахском языке)
Джигиты, наша земля в огне. Копыта чужих коней топчут обильные пастбища наших предков. Враги угоняют в неволю ваших жён и сестер. С помощью Всевышнего! Разгромите нечестивцев. Покажите всем, что вы настоящие войны! И акыны на сотни лет прославят ваши подвиги!

Аксакал бормочет слова короткой молитвы, потом громко произносит «Аллаху акбар» и проводит ладонями по лицу. Все красноармейцы мусульмане повторяют этот жест за ним.

(СК)

МУХАМЕДЬЯРОВ
(Гундиловичу)
Отправляй людей.

ГУНДИЛОВИЧ
Роооота! В колонну по четыре. Становись.

Бойцы спешно занимают свои места в строю.

ГУНДИЛОВИЧ
Шаааагом марш!

Оркестр громыхает «Прощанием Славянки». Бойцы маршируют. Провожающие плачут. Мальчишки бегут за колонной.

НАТ. ДОРОГА ОТ СТАНИЦЫ В АЛМА-АТУ – ДЕНЬ.

Колонна красноармейцев в пешем строю, движется по пыльной дороге. Впереди: Гундилович, Клочков и молодой лейтенант.

ГУНДИЛОВИЧ
Вечером допехаем до станции.

КЛОЧКОВ
А когда эшелоны отправлять будут?

ГУНДИЛОВИЧ
Дня через три не раньше. Пока весь полк не соберется. Матчасть и тыловики.

ЛЕЙТЕНАНТ
Что же делать будем, не в вагонах же париться?

КЛОЧКОВ
(таинственно)
Есть, интересное предложение…

Камера поднимается, охватывает пыльную колонну. Лица командиров оживились, на них засияли улыбки.

ИНТ. РЕСТОРАН В АЛМА-АТЕ – ВЕЧЕР.

За столиком популярные артисты – Марк Бернес, Борис Андреев и два кинодеятеля яркой семитской внешности. Завсегдатаи ресторана, вытягивают шеи, с удивлением рассматривают знаменитостей. Две официантки, порхают вокруг и не знают, как ещё угодить московским гостям.

Ресторанные музыканты исполняют «утомленное солнце», немолодой вокалист нацмен поет, как умеет.

БЕРНЕС
Это невыносимо, утром я сорок минут ждал, очереди в туалет.

КИНОДЕЯТЕЛЬ №1
Марк, что ты хочешь, столько бе-женцев.

БЕРНЕС
Ладно, я всё понимаю, война. Но как здесь работать? Алма-Атинская киностудия – это только вывеска, за ней ничего нет!

КИНОДЕЯТЕЛЬ №2
Скоро приедут Пырьев и Эйзенштейн – это мощные толкачи. Всё наладится.

БЕРНЕС
Можно было до последнего работать на Мосфильме. Зачем срываться и загонять себя в безводные степи?

КИНОДЕЯТЕЛЬ №2
Мосфильма уже нет. Половина сотрудников в ополчении. В павильонах фэзэушники на станках точат мины.

АНДРЕЕВ
Я бы, тоже пошёл в ополчение. Только вот…

Не объясняет, почему он не ушел в ополчение, а выпивает очередную рюмку водки. Он вообще пьет очень много и не дожидаясь товарищей.

КИНОДЕЯТЕЛЬ №1
Будем снимать кино здесь. Есть хороший материал по повести Льва Славина «Мои земляки». Два крас-ноармейца сдружились на фронте… Ну, и так далее, отличная житей-ская история.

Оркестр ушел на перерыв. Бернес берет гитару и наигрывает.

БЕРНЕС
А, почему два красноармейца? А, не два майора или капитана. Нужно переписать. Я красноармейца играть не буду.

АНДРЕЕВ
(выпивает)
А мне всё равно, хоть красноар-мейца, хоть красноармейцем на фронт.

КИНОДЕЯТЕЛЬ №1
(Бернесу)
Это простая народна картина. Дружба, любовь, всё незатейливо и понятно простому зрителю. В фильм мы обязательно вставим какую-нибудь популярную одесскую песенку в твоем исполнении естественно.

БЕРНЕС
(поет, подчеркнуто одесским акцентом)
Эх, Одесса, мать-Одесса, Ростов-папа шлёт привет! Есть здесь много интереса, Фраерам покоя нет!

КИНОДЕЯТЕЛЬ №2
(неодобрительно)
Марк, это перебор. Такое не про-пустят.

В ресторане появляются: Клочков, Гундилович и четыре молодых лейтенанта.

ОФИЦИАНТКА №1
Здравствуй Вася, Как тебе форма к лицу! Клавка, с ума сходит от военных.

ОФИЦИАНТКА №2
(стесняясь и краснея)
Здравствуйте, Василий Георгиевич.

КЛОЧКОВ
Здравствуйте девчата, извини Клавочка, я давно и безнадежно женат. А вот, смотри, какие хлопцы! Выбирай любого. Все холостые. Лука Лукич здесь?

Подходит Лука Лукич (около 60 лет), завзалом, он был ресторатором ещё в царские времена.

ЛУКА ЛУКИЧ
(жмет крепко руку Клочкову)
На фронт, Василий Георгиевич? Жаль, очень жаль расставаться, нам Вас будет очень не хватать.

КЛОЧКОВ
Завтра, по эшелонам. А сегодня, последний вечер мирной жизни. Решили зайти с ребятами.

ЛУКА ЛУКИЧ
Рассаживайтесь товарищи. Сделаем всё в лучшем виде.

(СК) Вечеринка в разгаре. Официантки висят на плечах у Клочкова.

(СК)

БЕРНЕС
Девушка! … Девушка!

ОФИЦИАНТКА №1
Щаас.

БЕРНЕС
Обслуживание!

ОФИЦИАНТКА №1 (ВПЗ)
Ну, щас, подождать и пяти минут не могут.

В кадре появляется Клочков.

КЛОЧКОВ
(Бернесу)
Можно, гитарку?

Бернес, передает гитару. Клочков возвращается к своей компании.

(СК)

КЛОЧКОВ
(поет под гитару, очень душевно и приятным голосом)
Лейся, песня, на просторе,
Не грусти, не плачь, жена —
Штурмовать далеко море
Посылает нас страна.

Ресторанные музыканты подыгрывают в целом не плохо.

Курс на берег невидимый,
Бьется сердце корабля.
Вспоминаю о любимой
У послушного руля.

Ветры, бури, ураганы —
Ты не страшен, океан!
Молодые капитаны
Поведут наш караван.

Кинематографисты, вполне благожелательно вслушиваются.

Лейся, песня, на просторе,
Здравствуй, милая жена!
Штурмовать далеко море
Посылала нас страна.

КИНОДЕЯТЕЛЬ №2
Вот и народный герой. Готовый артист.

(СК) Командиры в пляске. Музыканты с воодушевлением жарят русский казачок.

(СК) Разгоряченные военные отдыхают после пляски за столом. Подходит Борис Андреев, в руках у него рюмка водки.

АНДРЕЕВ
На фронт, товарищи?

ВСЕ
(хором)
На фронт, товарищ Андреев!

АНДРЕЕВ
(задумчиво)
Вот, что я вам скажу… Вот, что я скажу вам.
(громко басом)
Бей, фашистскую гадину!

НАТ. ОПУШКА ХВОЙНОГО ЛЕСА – ПАСМУРНЫЙ ДЕНЬ.

По лесной дороге проезжает танк-малютка (Т-40 или Т-60). У него во всю башню надпись белой краской: «Бей фашистскую гадину».

(СК) Клочков смотрит на танк. По его губам блуждает улыбка. Он присаживается на корточки и пытается отмыть сапоги в дорожной луже.

(СК) В лесу батарея сорокапяток. Часовой и начкар у пушки, на щите надпись: «Смерть врагу пиздец расчету». Предпоследнее слово, по понятным причинам читается не полностью (элемент маскировки).

НАЧКАР
Это что? Это что такое, я тебя спрашиваю? Ты часовой или где? Обязанности часового?

ЧАСОВОЙ
(сбивчиво, мучительно припоминая)
Часовой, есть лицо неприкосновенное. Должен… Должен быть, бдительным. Бдительно охранять и стойко обо-ронять.

НАЧКАР
(свирепея всё более)
Вот, ты сейчас у меня узнаешь, какое у тебя лицо неприкосновен-ное. Я так, наприкасаюсь, мама родная не узнает.

(СК) У этой сценки нашлись зрители. Группа бойцов, покуривая, похохатывают над артиллеристами. Скорее всего, надпись на щите — это их рук дело.

(СК) Клочков по-прежнему отмывает сапоги. Крупные капли дождя проецируются в луже. Политрук бежит в укрытие.

ИНТ. ЗЕМЛЯНКА – ДЕНЬ.

Слышен шум дождя. На нарах вповалку лежат бойцы. Спать им не хочется, но они пытаются выспаться впрок.

Входит Клочков, садится к дощатому столу, достает письмо из дома в который раз перечитывает.

(СК)

ДОБРОБАБИН
(зло)
Шопоков, твои вши мне уже печенку отъели.

ШОПОКОВ
Почему мои? Они не мои. Они об-щие.

ДОБРОБАБИН
Общие? А почему они лезут на меня только с твоей стороны?

Шопоков, решил не отвечать. Он переворачивается на другой бок и бормочет что-то себе под нос по киргизки.

НАТАРОВ
(страдальчески)
Жратва — баланда. Бани нет, по-стираться негде… Постель – солома и та кишит паразитами. Если война ещё полгода продлится, а если год? Как мы всё это вытерпим?

КЛОЧКОВ
Вытерпим. Всё вытерпим. И побе-дим!

(СК) В землянку врывается Ширматов.

ШИРМАТОВ
42-ой, выходи строится.

Бойцы пробираются к выходу.

НАТ. ОПУШКА ХВОЙНОГО ЛЕСА – ДЕНЬ.

Распогодилось, появилось солнышко. Из землянки вываливаются бойцы. Здесь уже Гундилович и капитан из особого отдела.

ГУНДИЛОВИЧ
Фашисты в наш тыл, выбросили ди-версантов-парашютистов. 42-ой пойдет в поиск.

ДОБРОБАБИН
(ворчливым голосом)
Знов, усё лучшее нам.

ГУНДИЛОВИЧ
Отставить гундение, здесь только я Гундилович.

КЛОЧКОВ
Разреши и мне.

ГУНДИЛОВИЧ
Охота тебе, так иди.

НАТ. ЛЕСНАЯ ДОРОГА В СОСНОВОМ БОРУ – ДЕНЬ.

Камера на высоте верхушек сосен. Влево и вправо от дороги бескрайнее зеленое море. Из-за кадра появляются три грузовика с красноармейцами. Машины останавливают-ся.

(СК) У кабины грузовой машины, стоят: Ширматов с планшетом и капитан особист с картой. Бойцы разминают ноги, курят.

ОСОБИСТ
Мы сей час здесь. Прочешешь ле-сок, выйдешь на большак. Здесь будет роща. За рощей — выселки. На выселках я буду ждать вас с транспортом. Задача ясна?

ШИРМАТОВ
(старательно делает пометки в планшете)
Так точно, ясна.

К командирам подходит Добробабин.

ДОБРОБАБИН
Коли, я живым диверсанта добуду, шо мене за то буде?

ОСОБИСТ
(громко и отчетливо выговаривая слова)
Прям сразу – звезду героя. Ящик водки. Большой шмат сала. И самую ядреную сестричку из медсанбата.

Оглушительный солдатский хохот.

(СК) Розовощекая санинструктор с не маленьким бюстом делает вид, что ничего не услышала. Она смотрит в сторону и вверх.

(СК)

ШИРМАТОВ
Взвод в цепь, интервал десять метров, разберись. Шагом марш.

Красноармейцы скрываются в лесу.

(СК) Бойцы продвигаются по лесу, азиаты идут осторожно, внимательно вглядываясь в каждый куст, лес им не привычен. Славяне в лесу как дома, кое-кто сгибается за поздними ягодами, у одного бойца крупный боровик на штыке.
Все они много раз слышали про мифические и неуловимые десанты и поэтому беспечны.

(СК) Лес кончился. Бойцы сгрудились в кучу на поляне.

КЛОЧКОВ
Все вышли?

МИТИН
Вроде все.

Митин – старший сержант (33 года). Очень серьезный и ответственный.

НАТАРОВ
Покурить бы.

Неожиданно затрещали винтовочные выстрелы. Посыпались ветки с деревьев. Один из бойцов схватился за бок и упал на колени.

РАНЕНЫЙ
Братцы, что это?

ШИРМАТОВ
Ложись. Всем на землю.

КЛОЧКОВ
Ложись. Санинструктора.

ГОЛОСА
Санинструктора. Санинструктора.

Прибежала розовощекая санинструктор.

САНИНСТРУКТОР
(смотрит на окровавленную гимнастерку и в ужасе пятится назад)
Ой. Мамочки!

Боец Емцов (32 года), укоризненно смотрит на растерявшуюся санинструкторшу, сам перевязывает раненного.

ЕМЦОВ
(санинструктору)
Перевязочный пакет, живо. Рана не опасная, пуля вскользь прошла.

(СК) Клочков подползает к Ширматову.

КЛОЧКОВ
А ведь, бьют из той рощи. Может обойти ложбинкой и зайти им в тыл?

ШИРМАТОВ
Давай. Возьми отделение Митина.

КЛОЧКОВ
Митин за мной.

МИТИН
Первое отделение за мной.

(СК) Камера подрагивает. Всё происходящее мы видим глазами политрука, он бежит по лощине. Учащенное дыхание и биение пульса в висках.

Непонятный шум. Шелест. Треск сучьев. Камера вращается — Клочков падает.

КЛОЧКОВ
А-ааа. Что? Кто?

МИТИН
Стой! Назад, кто такие?

(СК) Клочков на траве. На бойцов, сверху, кубарем скатилась группа семнадцатилетних парней. Всё перемешалось.

КЛОЧКОВ
Вы, кто?

Один из парней.

ТЯПУШКИН
Мы комсомольцы. Из истребительного отряда. Мы ловим немецких диверсантов.

КЛОЧКОВ
Где диверсанты?

ТЯПУШКИН
(жест рукой)
Там.

МИТИН
Дура! Там наши.

(СК) Митин, стоит на возвышенности, он машет винтовкой с пилоткой на штыке.

(СК)

КЛОЧКОВ
Кто стрелял?

ТЯПУШКИН
Мы.

КЛОЧКОВ
А где же ваше оружие?

НАТ. БЕРЕЗОВАЯ РОЩА – ДЕНЬ.

Комсомольцы разбирают ветки, прикрывающие небольшую канаву. Под ветвями в канаве — винтовки.

МИТИН
Солдат без винтовки, не солдат – чучело.

КОМСОМОЛЕЦ
Боеприпасы мы израсходовали. У нас было восемнадцать патронов на всех.

ШАДРИН
(протягивает обойму с патронами)
На-ка. Только сопли сначала утри.

МИТИН
Кончились патроны. Смело действуй штыком и прикладом.

КОМСОМОЛКА
(тонюсеньким голоском)
Товарищ Байчиков, инструктор из горкома, он у нас командиром был. Три дня назад уехал за пай-ками и патронами. Мы ждем, ждем, а его всё нет.

Смущенные комсомольцы разбирают винтовки. У них огромные винтовки пехотного образца 1891 г. Оружие не у всех, среди них две девчушки с фельдшерскими сумками.

НАТ. ВЫСЕЛКИ – ДЕНЬ.

На проселочной дороге три полуторки. Красноармейцы, группками перекуривают. За особистом увязался Тяпушкин.

ТЯПУШКИН
Ну, товарищ капитан, ну пожалуй-ста.

ОСОБИСТ
Сказал не возьму, отстань.

(СК) Особист, Ширматов и Клочков.

ОСОБИСТ
Значит так. Слушайте сюда, всту-пили в бой. В ходе боя диверсионная группа была рассеяна в лесу. Трое диверсантов убито, пятеро ранено. Наши потери вы знаете.

Ширматов и Клочков переглядываются в крайнем смущении.

ШИРМАТОВ
А трупы?

ОСОБИСТ
Трупы они утопили в болоте, раненых унесли с собой. Всё ясно? Ясно?

Подходят Тяпушкин и ещё два комсомольца у всех щенячьи глаза.

ТЯПУШКИН
Ну, можно мы с вами, товарищ ка-питан?

КЛОЧКОВ
(начинает торговлю, показывает глазами на ребят)
Да вот, старшой их бросил, патронов у них нет. Чего им по лесу шариться?

ОСОБИСТ
(комсомольцам)
Черт с вами, садитесь в машину, сдам вас в политотдел, пусть там с вами нянчатся.

КОМСОМОЛЬЦЫ
(радостно, хором)
Спасибо, товарищ капитан.

ОСОБИСТ
Ладно, поехали. Политрук, с тебя политдонесение.

КЛОЧКОВ
Будет сделано.

ШИРМАТОВ
По машинам.

(СК) В кузове полуторки рассаживаются красноармейцы.

ДОБРОБАБИН
Подвиньтесь хлопцы, комсомолочки сидайте сюды.

ШАДРИН
Ох, и ухарь ты Ванька.

ДОБРОБАБИН
(девушкам)
На войне, нельзя время терять попусту. Вот мы зараз, проведем — политинформацию…

Бойцы оживились, они радостно гогочут. Встревоженные комсомольцы, делают девушкам знаки. Смущенные комсомолки пересаживаются к своим ребятам. Это еще больше развеселило солдат. Улыбается и раненный, он понял, что счастливо отделался.

Машины трогаются и скрываются за поворотом.

ИНТ. КАБИНЕТ СТАЛИНА – НОЧЬ.

Три действующих лица: Сталин, Жуков и Рокоссовский.

(КП) Циферблат огромных напольных часов, громкое тиканье механизма.

Действие происходит спустя несколько дней после вяземской катастрофы.

Сталин в прострации, он тупо уставился на дубовую панель.

ЖУКОВ
Товарищ Рокоссовский, сколько вам нужно времени, чтобы в создавшейся обстановке развернуть 16-ою армию?

РОКОССОВСКИЙ
Из окружения вышли только остатки 18-ой стрелковой дивизии ополченцев и управление армии. Какие силы, мне дополнительно будут приданы?

ЖУКОВ
3-й Кавалерийский корпус Льва Доватора.

РОКОССОВСКИЙ
Кавалерийский полк, в обороне заметно слабее стрелкового батальона. Требует отвлечения от боевых действий коноводов и много фуража. Без двух-трех стрелковых дивизий мне не удержаться.

ЖУКОВ
Занимай Волоколамский УР. Подчини себе все, что сумеешь, в полосе от Московского моря на севере до Рузы на юге. Кроме этого поднимем по тревоге военные училища. Лаврентий Палыч, выделяет сводный батальон из сотрудников милиции и пожарных. Собирай вышедших из окружения и ставь в строй.

РОКОССОВСКИЙ
Окруженцы выходят изможденными, зачастую они деморализованы и оказывают плохое влияние на мо-ральный дух личного состава. Хотя бы две свежих сибирских ди-визии…

СТАЛИН
(грубо обрывает)
Я, много раз на дню слышу, про эти мифические сибирские диви-зии. Где они? Мне их, из медведей и волков в тайге укомплектовывать? Рабочее ополчение, студенты, комсомольцы, всё брошено в бой! Всё, что можно было, всё уже давно отправлено на фронт.

ЖУКОВ
Из резерва Северо-Западного фронта, снимем 316-ую стрелковую дивизию генерал-майора Панфилова. Дивизия правда, не кадровая и в бою не была.

РОКОССОВСКИЙ
Хорошо. Против армейского корпу-са, рубеж удержим. Но если про-тивник нанесет массированный танковый удар, без средств усиления не выстоять.

ЖУКОВ
(смотрит буквально в рот Сталина, Вождь де-лает едва заметный ки-вок)
Из резерва ВГК, получишь два ар-тиллериско-противотанковых полка.

СТАЛИН
Четыре.

ЖУКОВ
Четыре артиллериско-противотанковых полка и полк гвардейских минометов.

СТАЛИН
Два полка гвардейских минометов.

НАТ. ПОЛЕ БОЯ — УТРО.

Танковая атака. Немецкие танки на значительном расстоянии. За ними еле различима пехота.

ИНТ. НП 1075-го СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА – УТРО.

На НП кроме управления 1075-го полка, комдив Панфилов.

ПАНФИЛОВ
(не отрываясь от бинокля)
Первые 10 минут, самые важные. Усидят в окопах, не побегут – значит, станут солдатами.

КАПРОВ
(по телефону)
Прекрати паниковать. Вижу, что танки. Не слепой. Твоя задача уничтожать живую силу про-тивника. Отсекай пехоту, на танки у нас есть противотанковая артиллерия.

ПАНФИЛОВ
(Мухамедьярову)
Ахметжан, голубчик, не в службу, а в дружбу… Возьми старшину, какого ни будь «держиморду», встаньте в ходах сообщения, если вдруг побегут, запихивайте обратно в траншею.

КАПРОВ
Мои, не побегут.

ПАНФИЛОВ
Дай то бог, дай то бог.

Мухамедьяров берет ППШ, уходит.

(СК) Танк Т-III ползет по полю. Отчетливо видны трассеры от пуль противотанкового ружья и характерный звук рикошета.

ПАНФИЛОВ
Кто бьет?

КАПРОВ
Наши противотанкисты, Мухамедья-ров настоял, чтобы были казахи, у них зрение острее. Отбирали из охотников.

ПАНФИЛОВ
(со страданием в голосе)
Эх, ружьишко слабовато. Слабовато ружьишко.

(СК) Позиция расчета бронебойщиков. Первый номер – Есебулатов Нурсултан, у него лицо перекошено злобой, он посылает пулю за пулей в немецкий танк. Второй номер – не высокий казашонок, почти мальчик.

ЕСЕБУЛАТОВ
Карош ружьё, Карош. Патрон, быстра. Патрон!

КАЗАШОНОК
(кричит и показывает рукой)
Агашка, смотри, туда смотри, там ещё один шайтан-арба идет.

ЕСЕБУЛАТОВ
Патрон! Патрон!

(СК)
(КП) Гусеница танка. Есебулатов сменил цель, он бьет в гусянку. Видны летящие искры и осколки трака.

Гусеница перебита. Танк делает разворот вокруг своей оси. Почти мгновенно на броне в районе моторного отсека появляются две маленькие пробоины от противотанкового ружья. Двигатель начинает работать с перебоями, чихает и глохнет.

ЕСЕБУЛАТОВ
(с зверским лицом)
Получай, Гитлер, подарка.

(СК) Танкисты выскакивают из люков.

КЛОЧКОВ
По экипажу, огонь. Огонь.

Град пуль стучит по броне, танкисты без потерь, успевают укрыться на безопасной стороне танка.

(СК) К бронебойщикам подбегает Клочков.

КЛОЧКОВ
(в восторге)
Нурсултан, Молодец! Красава!

ЕСЕБУЛАТОВ
(счастливо улыбается)
Ружье карош, ничего годиться.

(СК) Немцы эвакуируют подбитый танк и начинают общий отход.

КЛОЧКОВ
Увозят трофей.

ЕСЕБУЛАТОВ
Пусть едет. Рассказывает, как мы гостей при-нимаем.

На позиции 4-ой роты, оживление. Бойцы улюлюкают, свистят. Слышен радостный смех.

(СК) На НП полка, тоже радостное оживление. Капров и Панфилов обнимаются.

КАПРОВ
(хвастливо)
А что я говорил. Мои не побегут!

ПАНФИЛОВ
Молодцы! Все молодцы! На броне-бойщиков делай представление. Обязательно наградим.

ИНТ. ШТАБ 4-й ТАНКОВОЙ ГРУППЫ (Panzergruppe 4) – ВЕЧЕР.

Штаб находится в полевых условиях в полуподвале советской постройки. В штабе не многолюдно, на заднем плане оперативный отдел.

Начальник оперативного отдела (полковник, около 50 лет) напряженно и продуктивно работает. К нему, часто подходят офицеры, он их выслушивает и отдает короткие приказания.

На переднем плане красуется, командующий танковой группой Эрих Гёпнер (генерал-полковник, 55 лет).
Он любит разглагольствовать. К тому же он груб и хваст-лив. Здесь же постоянная жертва его язвительных уколов офицер-порученец – не молодой обер-лейтенант Лемке (44 года).

ГЕПНЕР
(на нем.)
Что за времена, а нравы? Стальные машины убили дух рыцар-ства. Солдат укрыт за крупповской бро-ней и косит русских из пулемета, тысячами. Он даже не видит их лиц!

ЛЕМКЕ
(на нем.)
Не всегда это тысячи, танки горят как факелы.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Лемке, если бы вы вчера, высунули свой нос из штаба. Вам бы открылось незабываемое зрелище – русская кавалеристская атака! Это было восхитительно! Целый полк выстроился на опушке леса. Горнист сыграл «Атаку» и они понеслись карьером. Наши артиллеристы были безупреч-ны, через минуту оставшихся в живых добили пулеметы.

ЛЕМКЕ
(на нем.)
Кровавые жертвоприношения — любимая забава комиссаров.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Но главное потрясение было впереди. Мы испытали шок. Вскоре на том же месте построился ещё один кавалеристский полк, и он полностью повторил судьбу своих предшественников.

ЛЕМКЕ
(потрясенно, на нем.)
О, мой бог. Это, уму не-постижимо.

ГЕПНЕР
(на нем.)
В 1914-ом я был обер-лейтенантом. Мы стояли пикетом в Восточной Пруссии, на нас бросились два эскадрона донских казаков. Я сказал моим драгунам: «мы не отступим, пока русские не будут разбиты».

ЛЕМКЕ
(на нем.)
Господин генерал, казаки никогда не организовывались поэскадронно, только в сотни и полки.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Черт возьми, Лемке, вы мне как всегда противоречите. А где вы были в 14-ом?

ЛЕМКЕ
(на нем.)
В выпускном классе саратовской гимназии.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Когда же вы успели стать ротмистром в русской армии?

ЛЕМКЕ
(на нем.)
В императорской армии я был поручиком, в революционной армии временного правительства – штабс-ротмистром. А чин ротмистра, получил, сражаясь с большевиками.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Лемке! Какая головокружительная карьера! Почему, вы, не остались в России, вы бы, уже были красным маршалом.

ЛЕМКЕ
(на нем.)
Если бы, я остался в России в лучшем случае…

Гепнер его не дослушивает, всё его внимание приковано к новому действующему лицу. Входит красавец, гауптман Швайгер (33 года).

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Гауптман Швайгер, представляюсь по случаю прибытия для дальнейшего прохождения службы.

Гепнер берет документы Швайгера, не глядя, передает их Лемке. Лемке открывает журнал, записывает.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Откуда, к нам?

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Проходил службу в 101-ой танковой бригаде.

ГЕПНЕР
(на нем.)
101-ая кажется в Бельгии?

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Во Франции. Под Парижем, господин Генерал.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Я начинаю о вас плохо думать, что вы, натворили Гауптман?

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Ничего, вы можете, удостоверится по моему послужному листу.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Зачем, вы променяли благоухающую Францию на смердящую трупами Россию?

ШВАЙГЕР
(льстиво, но с иронией)
Сражаться за Великую Германию, во имя Фюрера и под вашим командованием, для меня была бы большая честь.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Мне, знакома ваша физиономия. Гауптман, вы до войны не пели в берлинской опере?

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Нет.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Может быть, кинематограф?

ШВАЙГЕР
(улыбаясь)
Нет, нет. Исключено.

Входит фронтовик-разведчик

РАЗВЕДЧИК
(на нем.)
Господин генерал, мы взяли каза-ков.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Отлично, Вилли, давайте их сюда.

Разведчики вталкивают 4-х военнопленных. Всем сразу понятно, что все пленные азиаты. У них страшно грязное и оборванное обмундирование. Лица закопченные, но при этом они держатся гордо и независимо.

ГЕПНЕР
(не одобрительно и брезгливо осматривает)
Что это?

ЛЕМКЕ
(на нем.)
Двадцать лет тлетворного влияния большевизма, стали тяжелым испы-танием для казачества.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Допросите их, Лемке.

ЛЕМКЕ
(обращается к пленным на чистейшем русском языке)
Какого полка, кто командир?

Трое ребят из аулов (Берик, Серик и Канат), они вопросительно переглядываются, им явно не известно ни фамилия командира, ни номера части. Четвертый, (Талгат) из советской образованной молодежи, но он решил ничего не говорить фашистам.

ЛЕМКЕ
(повторяет)
Какого полка, кто командир?

ГЕПНЕР
(на нем.)
Черт возьми, Лемке, выращивая кормовую свёклу в Тюрингии, вы напрочь забыли русский язык.

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Я, как то иначе представлял, донских казаков.

ЛЕМКЕ
(на нем.)
Может, это чугуевцы?!

Пленные стали улавливать знакомые слова из разговора немцев.

БЕРИК
(утвердительно)
Казахи.

СЕРИК
Да мы казахи. Мы из Чуйской долины. Я Серик, вот Берик и Канат. В Чу, нас все знают.

ЛЕМКЕ
(его осенило)
Господин генерал! Я понял они из «дикой дивизии». Русские ещё с 14-го года, формировали части из туземцев Кавказа и Туркестана.

ГЕПНЕР
(разведчику)
Увидите их.

Пленных уводят.

Появляется ещё одно действующее лицо, Вальтер Крюгер, (51 год), командир танковой дивизии.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Вальтер, я хочу хороших новостей, Волоколамск взят?

КРЮГЕР
(на нем.)
Нет, господин генерал, русская 316-ая дивизия упорно обороняет-ся. Завтра утром, мы возобновим атаки.

ГЕПНЕР
(на нем.)
Вот, ещё одна дикая дивизия, воюющая в нарушение всех правил ведения боя, в плен не сдаются, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти.

Гауптман Швайгер, где бы вы предпочли продолжить службу?

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Я, был бы счастлив, если вы доверите мне танковую роту.

ГЕПНЕР
(на нем.)
У меня ротами лейтенанты командуют. Пехотные роты, где ни осталось, ни одного офицера не редкость. Как, вы относитесь к штабной работе? Штабы, это мозг армии!

(СК) Лемке заметно напрягается.

ШВАЙГЕР
(на нем.)
Я бы предпочел, быть в стальных мускулах армии.

ГЕПНЕР
(указывает на Крюгера)
В таком случае, вот ваш командир.

(СК) Лемке расслабляется.

ИНТ. ШТАБ 16-ой АРМИИ – ВЕЧЕР.

В штаб нагрянул Жуков, он невероятно разъярен. Перед ним в положении смирно стоят командарм Рокоссовский, а так же управление армии – Масленов, Лобачев и Малинин.

ЖУКОВ
Кто отдал приказ, оставить Воло-коламск?

РОКОССОВСКИЙ
Волоколамск оставлен в ходе ожесточенных боев без приказа.

ЖУКОВ
Кто был ответственным за оборону Волоколамска?

РОКОССОВСКИЙ
Генерал-майор Панфилов.

ЖУКОВ
Панфилова, от командования от-странить и вообще нечего с ним возиться — отдать сукина сына под суд.

РОКОССОВСКИЙ
Я доверяю Ивану Васильевичу, если Волоколамск был оставлен значит так сложилась боевая обстановка.

ЖУКОВ
Миндальничаешь, Рокоссовский.
Демократию разводишь. А твои подчиненные отдают немцу наши города!

РОКОССОВСКИЙ
Разрешите мне, самому съездить в дивизию и разобраться в ситуации.

ЖУКОВ
Поезжай, разбирайся сам. Только учти, и заруби себе на носу. С этой минуты, приказ только один – ни шагу назад, стоять насмерть!

ИНТ. ШТАБ 316-ой СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ – УТРО.

Штаб располагается в просторном, когда то купеческом доме. На большом столе самовар с баранками. На столе много продуктов включая такие экзотические как сардины, шоколад и французское вино.

Кроме штабных и Панфилова, здесь комбат Бауржан Момышулы (31 год, казах).

Панфилова бреет парикмахер-гомосек с Никольской улицы.

ПАНФИЛОВ
Как же ты в армии оказался?

ПАРИКМАХЕР
Вступил в ДНО от Сталинского района.

ПАНФИЛОВ
Какое ещё дно?

ПАРИКМАХЕР
Д. Н. О. – Дивизия Народного Ополчения!

ПАНФИЛОВ
Имей в виду, доновец, ещё раз сбежишь, я тебя в такую дыру за-конопачу…

ПАРИКМАХЕР
(делает круглые глаза)
Так, танки же!

ПАНФИЛОВ
Куда же ты побежал, дурья башка, ты что из противотанкового расчета? Хоть танки, хоть второе пришест-вие. Боевую задачу получил, умри, но выполни. И не важно, какой при-каз — побрить командира или уда-рить в штыки.

В штаб влетает дежурный офицер.

ДЕЖУРНЫЙ
Командующий!

По армейскому обычаю, все разбегаются по углам. Остались Момышулы, Панфилов и парикмахер.
Панфилов вскакивает, наскоро обтирает полотенцем пену.

ПАРИКМАХЕР
Это, что второе пришествие?

ПАНФИЛОВ
Брысь отсюда!

Входит Рокоссовский.

МОМЫШУЛЫ
Смирно!

РОКОССОВСКИЙ
Вольно.

Парикмахер фривольной походкой проходит мимо командарма. Панфилов, делает ему страшные глаза. Парикмахер с манерным вздохом уходит.

ПАНФИЛОВ
Здравия желаю Константин Константинович.

РОКОССОВСКИЙ
Здравствуйте Иван Васильевич, доложите обстановку.

ПАНФИЛОВ
Капитан Гофман, карту.

Рокоссовский берет со стола и с интересом рассматривает плитку шоколада.

РОКОССОВСКИЙ
Это что же трофеи?

ПАНФИЛОВ
Сегодня утром, старший лейтенант Момышулы, вывел из окружения полностью боеготовный батальон с пушками и трофеями.

РОКОССОВСКИЙ
Давно батальоном командуете?

МОМЫШУЛЫ
С первого дня формирования.

ПАНФИЛОВ
Мы с ним старожилы дивизии. Так сказать стояли у истоков.

РОКОССОВСКИЙ
Что немцы?

ПАНФИЛОВ
Мои ребята им здорово накрутили хвост. Притихли. И распутица нам в помощь, думаю накапливают ре-зервы.

РОКОССОВСКИЙ
Хвост накрутили, а Волоколамск сдали.

ПАНФИЛОВ
Это полностью моя вина, готов ответить по закону военного времени.

Рокоссовский пристально смотрит на Панфилова. Появляется начальник оперативного отдела капитан Гофман с картой.

ПАНФИЛОВ
Константин Константинович, с до-роги чайку не желаете, я чай сам завариваю по своему рецепту.

РОКОССОВСКИЙ
Спасибо. Не откажусь.

Камера отъезжает. Военные изучают обстановку. Идет спокойная работа знающих своё дело людей.

ИНТ. КАБИНЕТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА ГАЗЕТЫ «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА» – УТРО.

В кабинете главреда сам хозяин – Ортенберг (Вадимов) Давид Иосифович (полковой комиссар, 37 лет) и начальник отдела литературы и искусства Кривицкий Александр Юрьевич (старший политрук(?), 31 год).

Ортенберг, что называется человек на своем месте. Он твердо знает, как нужно издавать газету, к тому же он ответственен и требователен к сотрудникам.

Кривицкий талантливый писатель, но ирония и апатия, главные черты его характера.

Ортенберг стоит у приоткрытой двери. Слышен стук печатной машинки.

ОРТЕНБЕРГ
Гроссман, Трояновский, приехали?

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС
Нет, ещё.

ОРТЕНБЕРГ
Рукопись Эренбургу, верните. И найдите мне Коротеева, живо.

В кабинет прорывается директор типографии.

ДИРЕКТОР ТИПОГРАФИИ
Товарищ Ортенберг…

ОРТЕНБЕРГ
Вадимов.

ДИРЕКТОР ТИПОГРАФИИ
(возбужденно жестикулирует)
Товарищ Вадимов, это что же такое получается, говоря языком фактов, это полное безобразие! Типографской краски на три дня осталось, бумаги на два выпуска! А наш снабженец, места до Ташкент добывает.

ОРТЕНБЕРГ
Пархоменко заняться своими прямыми обязанностями. В 24 часа все недоработки исправить, сделать задел на 10 дней бесперебойной работы. Иначе я ему быстро найду место рядового в маршевом батальоне. И обязательно передайте всем ра-ботникам типографии я буду выпускать газету даже когда в Москве завяжутся уличные бои.

Ортенберг делает размашистую резолюцию на заявлении директора типографии, тот с картиной поспешностью делового человека уходит.

Главред, проходит и садится рядом с Кривицким.

ОРТЕНБЕРГ
Что будем давать на передовицу?

КРИВИЦКИЙ
Есть интересный материал. Зенит-ная батарея, прямой наводкой подбила большое количество танков. Отличился наводчик – комсомолец Хаим Дыскин. Пять раз он был ранен, но не оставил сво-его поста, подбил семь танков. Посмертно представлен к званию Героя Советского Союза.

ОРТЕНБЕРГ
Обождем печатать. Подождем Указа о присвоении. Как ты сказал Дыскин Хаим?

КРИВИЦКИЙ
Хаим Дыскин.

ОРТЕНБЕРГ
(выделяя слова)
Дыскин Хаим!

КРИВИЦКИЙ
(невозмутимо)
Хаим Дыскин.

ОРТЕНБЕРГ
А тебя, случайно не удивляет, отчего я вдруг Вадимов?

КРИВИЦКИЙ
Нет.

ОРТЕНБЕРГ
Нет?

КРИВИЦКИЙ
Нет.

ОРТЕНБЕРГ
По ГлавПУРу ходят разговоры: «в редакции «Красной Звезды» слишком много лиц одной национальности»…

КРИВИЦКИЙ
Гм…

ОРТЕНБЕРГ
Есть негласное указание – слишком частые упоминания наших имен и фамилий, бесят «хозяина»…

КРИВИЦКИЙ
Каких наших?

ОРТЕНБЕРГ
Зяма, наших — это наших. И не делай себя глупее, чем ты есть на самом деле…

КРИВИЦКИЙ
Так, что с передовицей?

ОРТЕНБЕРГ
У тебя была интересная статья про моряков-балтийцев.

КРИВИЦКИЙ
Это та где, после бессмысленной атаки от батальона морской пехо-ты, осталось два человека?

ОРТЕНБЕРГ
В наше время всё имеет смысл. Каждый патрон израсходованный противником приближает нас к по-беде, а войн без жертв не быва-ет…

Входит, Коротеев Василий Игнатьевич, фронтовой корреспондент (30 лет).

КОРОТЕЕВ
Разрешите?

ОРТЕНБЕРГ
(излишне учтиво)
А, Василий Игнатьевич, про-ходите. Проходите, дорогой товарищ, при-саживайтесь, удобно Вам? Не про-чтёте нам, что тут написано?

Подсовывает под нос свежий номер «Красной звезды».

КОРОТЕЕВ
«Гвардейцы Панфилова в боях за Москву».

ОРТЕНБЕРГ
(постепенно, срывается на крик)
И что же там? Гвардейская рота, остановила 54 танка! Это как же? 54 танка, это целая танковая ди-визия! Танковая дивизия, наступает фронтом 5-10 километров. Твои гвардейцы, что там, осоавиахимовский кросс от танка к танку бегали?

ИНТ. КУРИЛКА В РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ «КРАСНАЯ ЗВЕЗДА» – УТРО.

На перекуре Коротеев и Кривицкий.

КОРОТЕЕВ
Что я ему, мальчишка?

КРИВИЦКИЙ
Не переживай, старик отходчив.

КОРОТЕЕВ
Переведусь, хоть в дивизионную газету.

КРИВИЦКИЙ
Ты, откуда материал брал?

КОРОТЕЕВ
С Чернышевым из комсомолки, мы были в политотделе 16-ой армии. Нам посоветовали 316-ую стрелко-вую.

КРИВИЦКИЙ
До дивизии, вы доехали?

КОРОТЕЕВ
До дивизии мы доехали, но только до штаба.

КРИВИЦКИЙ
А дальше штаба?

КОРОТЕЕВ
(сбивчиво и взволнова-но)
Саша, ты не представляешь, что там, было. Артиллерия бьет из всех калибров, Юнкерсы по го-ловам ходят, мины под ноги ложатся.

КРИВИЦКИЙ
Ты, разговаривал с очевидцами боя?

КОРОТЕЕВ
Дивизионный комиссар, нам всё рассказал. Про геройски дравшуюся роту и политрука. Только я, фамилию его позабыл.

КРИВИЦКИЙ
В твоём очерке, же есть фамилия.

КОРОТЕЕВ
(после паузы)
Понимаешь, вчера зашел к Лёше Суркову, там были Костя Симонов и Лидов. Посидели, выпили конечно, вспоминали былое…

КРИВИЦКИЙ
«Ты, помнишь, Алеша, дороги Смо-ленщины»?

КОРОТЕЕВ
Симонов, рассказывал, что задумал военную поэму в некрасовском стиле. Читал, отрывки…

КРИВИЦКИЙ
Интересно.

КОРОТЕЕВ
Я, запомнил только начало:
«Был у майора Деева
Товарищ — майор Петров,
Дружили еще с гражданской,
Еще с двадцатых годов.
Вместе рубали белых
Шашками на скаку,
Вместе потом служили
В артиллерийском полку».

КРИВИЦКИЙ
Я бы, сказал, в военно-лубочном стиле.

КОРОТЕЕВ
Домой шел, а в голове всё верте-лось: «Был у майора Деева товарищ — майор Петров», понима-ешь, пристало, как банный лист. Сел писать очерк, ну и родился политрук Диев. Одну букву, изме-нил, конечно.

КРИВИЦКИЙ
(нравоучительно)
Вася, надо было записать всё в дивизии.

КОРОТЕЕВ
(с упреком)
Саша, там было не до записей. Это был – ад. Ад! Началась танковая атака. На КП дивизии, выходили немецкие танки. Нас вывели разведчики. Вырвались чудом! Уже в политотделе армии, мы узнали, что комдив погиб, разорвало снарядом в клочья. Хороший был мужик. Надежный И народ у него подобрался боевой, их жмут, а им хоть бы хны. Держаться, черти.

КРИВИЦКИЙ
Комдив погиб вместе со штабом?

КОРОТЕЕВ
Так, говорили, в политотделе ар-мии, подробностей я не знаю.

В курилку врывается, взвинченный до предела Ортенберг. Он мечется по курилке изо рта у него вырываются только междометия: «ууууу», «оооааа». Бросается на Коротеева.

ОРТЕНБЕРГ
(грозит указательным пальцем у самого носа Коротеева)
В партизанский отряд. В Белоруссию. В самые комариные болота. И чтоб до конца войны, я тебя в редакции не видел.

Немного успокоившись, садится рядом с Кривицким. Кривицкий первый раз видит шефа в таком состоянии, на губах у него усмешка. Коротеев, насупившись, молчит.

ОРТЕНБЕРГ
(Коротееву)
Только что, звонил Мехлес. В Ставке, высоко оценили полити-ко-воспитательное значение твоего очерка!

КРИВИЦКИЙ
(с ехидной улыбочкой протягивает руку Коро-тееву)
Поздравляю, Сталинская премия, тебе обеспечена.

ОРТЕНБЕРГ
Прекрати. Ты, напишешь передовую в Ближайший номер.

КРИВИЦКИЙ
Напишем. А, детали?

ОРТЕНБЕРГ
Детали. Никаких N-ских полков. Гвардейцы Панфиловцы в боях на подступах к Москве. Можешь вплести, что-нибудь исто-рическое, Кутузова или Суворова. Сейчас это можно.

КРИВИЦКИЙ
Князь Италийский, граф Суворов-Рымникский и светлейший князь Галинищев-Кутузов-Смоленский пожалуют собственной персоной.

ОРТЕНБЕРГ
(задумчиво)
Немецкие танки. Танков, пусть будет пятьдесят.

КРИВИЦКИЙ
Можно, не сразу все пятьдесят бросать в атаку, а разбить их волнами по 10-12 машин.

ОРТЕНБЕРГ
Хорошо. Пусть будет так. Теперь наши. Сколько человек было в роте?

КОРОТЕЕВ
Человек 30-40.

ОРТЕНБЕРГ
Пусть будет 30. Чем невероятнее, тем легче поверят. Отстояли рубеж и все погибли.

КРИВИЦКИЙ
Если все погибли, почему же немцы не смогли пройти?

ОРТЕНБЕРГ
Почему? Пришёл на подмогу наш полк.

КОРОТЕЕВ
Среди наших оказалось два преда-теля.

ОРТЕНБЕРГ
Значит 28 героев и два предателя. Нет два предателя это много. Один предатель и 28 героев.

КРИВИЦКИЙ
28, отличная цифра.

ОРТЕНБЕРГ
(свирепо)
Если, липа выплывет на поверх-ность, все, втроем ответим!

ИНТ. ТИПОГРАФИЯ – ДЕНЬ.

Метранпаж и наборщик за работой.

(СК)

Типографный станок печатает газету.

(СК) Свежий номер на ленточном транспортере.

(СК) Женщины упаковщицы, обвязывают пачки газет.

НАТ. ДВОР ТИПОГРАФИИ – ДЕНЬ.
Кузов полуторки, нагружен пачками газет, рабочий укладывает последнюю пачку. Задний борт закрывается. Машина трогается и мчится вдаль по заснеженной улице.

НАТ. ПЕРЕДОВАЯ ПОЗИЦИЯ – ДЕНЬ.

Затишье на передовой. Политрук читает, бойцам, газету «Красная Звезда».

ИНТ. ЗАВОДСКОЙ ЦЕХ. – ДЕНЬ.
Митинг на заводе. Оратор вдохновенно выступает, в руке как Ильич кепку, он сжимает газету.

ИНТ. БОЕВОЙ КОРАБЛЬ — ДЕНЬ.
Краснофлотцы в жилом отсеке корабля, все внимательно слушают. Один из матросов вслух читает газету.

ИНТ. ГОСПИТАЛЬ – ДЕНЬ.
В палате раненые, у всех перевязаны различные части тела. Пионер стоит на табуретке в кроватном проходе, он старательно читает вслух. В руках номер «Красной Звезды». У дверей палаты, толпятся санитарки и медсестры.
Все внимательно вслушиваются.

ЗАТМ.

ТИТР. За две недели до этого. Разъезд Дубосеково. 16 ноября 1941 года.

НАТ. ПЕРЕДОВАЯ ПОЗИЦИЯ – УТРО.
Заснеженное широкое поле. Железнодорожное полотно, будка обходчика. Вдали, чернеет лес. Камера наезжает на отлично замаскированную позицию.

ИНТ. ЗЕМЛЯНКА – УТРО.

Группа бойцов (12 чел.), кемарят, в небольшой тесной землянке.
Снаружи раздается не громкий свист.

КЛОЧКОВ
(в полголоса)
По местам. Соблюдать тишину. Без команды не стрелять.

Бойцы освобождают землянку.

(СК) Красноармейцы, заполняют траншею, присаживаются около своих боевых ячеек.

МИТИН
Не высовываться.

(СК) Камера проходит по окопу, по очереди выхватывая крупным планом лица бойцов. Все в напряженном ожидании. Шемякин незаметно для товарищей крестит живот. Сенгирбаев, не таясь, проводит ладонями по лицу.

КЛОЧКОВ
К бою. Огонь!

Красноармейцы, вскакивают и открывают, шквальный огонь. Издалека слышен офицерский свисток и команды, подаваемые на немецком языке.

(СК) Кожубергенов, рывком поднимается, вскидывает винтовку. Винтовочный ремень зацепился за корневище на дне окопа. Он отчаянно дергает винтовкой пытаясь высвободить оружие.

КЛОЧКОВ
(передовая пустой автоматный диск)
Даниил, бери патроны, набивай диски.

(СК) Кожубергенов, бросается в землянку.

(СК) Группа Клочкова, ведет непрерывный огонь, всё это мы видим с высоты полуметра от дна окопа.

(СК) Стрельба утихла. Кожубергенов сидит на корточках, на коленях у него шапка. Из шапки он достает патроны и снаряжает диск.

Сначала, едва уловимый, но со временем всё более нарастает гул танковых двигателей.

ДОБРОБАБИН
Ну, хлопцы, хана нам. Танки!

МИТИН
(с угрозой)
А, вот за паникерство, пущу щас очередь в одно место.

КЛОЧКОВ
Кожубергенов, беги, прям к Решетникову, пусть открывает заградительный огонь.

(СК) Даниил Кожубергенов, бежит со всех ног, вдоль железнодорожного полотна, вокруг рвутся мины.

(СК) Будка обходчика. У угла будки прижались к стене два немецких разведчика в маскхалатах.
Шадрин бежит навстречу камере, Из-за будки на него бросается один из немецких разведчиков. Второй вырывает винтовку.
Шадрин вывернулся, он толкает немца головой, при этом в размашку молотя кулаками, немец наносит ему удар рукояткой вальтера по темени.

ИНТ. САРАЙ В ДЕРЕВНЕ – ВЕЧЕРНИЕ СУМЕРКИ.

Помещение представляет из себя: хлев, сарай и сеновал одновременно. Оно освещается, маленьким прямоугольным окошком, расположенным у самого конька крыши.

Здесь, наши знакомые «казаки-казахи». Талгат, Серик, Берик и Канат. Талгат, лежит на соломе и мучительно переживает фашистский плен. Остальные парни не теряют присутствия духа, они в тайне от немцев развели микроскопический костерок из щепок и греют руки.

БЕРИК
Серик, а тот седой с лампасами, это был Гитлер?

СЕРИК
(думает несколько се-кунд)
Нет, но это его самый главный помощник.

БЕРИК
Серик, как ты думаешь, почему он про нашу Чуйскую долину спраши-вал?

СЕРИК
Как почему, ты видел место на земле краше нашей долины? А горы, а реки, а трава, у нас самая лучшая трава в мире.

КАНАТ
Дедушка Базарбай, говорил…

СЕРИК
(недовольно)
Как, ты, надоел со своим дедушкой Базарбаем, тут дело серьезное, зря помощники Гитлера не будут спрашивать про Чуйскую долину.

Слышен лязг дверного засова. Ребята молниеносно гасят костерок. Открываются ворота, караульный вталкивает Даниила Кожубергенова.

БЕРИК
Эй, солдат, ты кто? Мы панфилов-цы!

КОЖУБЕРГЕНОВ
Я, Даниил из Алма-Аты. Я тоже из панфиловской.

СЕРИК
Слушай, земляк. Мы сейчас узна-ли… Гитлер, хочет захватить нашу Чуйскую долину! Скажи, же Талгат.

Талгат несколько секунд пристально-удивленно смотрит на Серика, делает неопределенный жест рукой подкрепляя его мимикой, означающий – куда как не на Чуйскую долину нацелился Гитлер.

КАНАТ
Дедушка Базарбай, говорил, самые гиблые места в степи это Барса-кельмес – пойдешь и не вернешь-ся.

СЕРИК
Точно, Канат. Когда нас поведут на допрос. Мы скажем немцам, что покажем дорогу в Чуйскую долину. На самом деле поведем их на Бар-сакельмес.

БЕРИК
Там пусть будет в засаде наш ге-нерал-батя.

КАНАТ
И дедушку Базарбая, надо взять, он покажет дорогу.

КОЖУБЕРГЕНОВ
Как же предупредить? Отсюда не выпустят.

(СК) Все смотрят на окно под коньком кровли.

(СК)

(КП) Прямоугольное окошко под самой крышей. Из-за кадра снизу появляются две заскорузлых руки одного человека, тянущиеся к окну.

(СК) Талгат, (он самый рослый в компании) в положении штангиста приготовившегося для толчка, для устойчивости он уперся спиной в стену. На ладони рук Талгата опираются подошвами, солдатские ботинки с обмотками. Талгат изо всех сил делает жим.

(СК) Кожубергенов, в одной гимнастерке, подтягивается к окну. Он настолько мал и худ, что ему удалось протиснутся в оконце. Через секунду он появляется в окошке, уже головой вперед, просовывает руку.

(СК) Серик сворачивает в комок шинель Кожубергенова и подкидывает вверх. Шинель с громким хлопком распускается в воздухе. Даниилу не хватает нескольких миллиметров, чтобы схватить её.

(СК)

(КП) Морда немецкой овчарки, она навострила уши. Собака начинает громко лаять.

НАТ. ОКОЛИЦА СЕЛА – ВЕЧЕРНИЕ СУМЕРКИ.

Маленькая фигурка красноармейца в одной гимнастерке, спрыгивает с крыши. Он быстро бежит сначала по заснеженному огороду, потом перемахивает через забор и движется к опушке леса.

ЗАТМ.

ТИТР. Москва. Таганская тюрьма. Лето 1942 года.

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ ДЛЯ ДОПРОСОВ – УТРО.

В помещении следователь — капитан НКВД Соловейчик С.С (около 32 лет). Он сидит за столом и отхлебывает чай из стакана с подстаканником.

Мордастый конвойный вводит Кожубергенова. Конвойный выходит, Кожубергенов стоит у двери.

СОЛОВЕЙЧИК
Что встал? Проходи, садись.

Кожубергенов проходит и присаживается на краешек табурета.

(СК)

(КП) Нижняя часть лица Соловейчика. Он подносит ко рту и начинает смачно пережевывать, огромную краюху черного хлеба, на ней толстенные куски, розового с прожилками сала.

СОЛОВЕЙЧИК
Ну, как?

КОЖУБЕРГЕНОВ
Что?

СОЛОВЕЙЧИК
Как, арестантский паек?

КОЖУБЕРГЕНОВ
На фронте, получше питание.

СОЛОВЕЙЧИК
Так, подписывай показания, и от-правляйся, как все люди на фронт.

КОЖУБЕРГЕНОВ
Какие показания?

СОЛОВЕЙЧИК
Ты кто у меня?
(перебирает личные дела на столе, берет нужную папку)
КО-ЖА-КО-ЖУ-БЕР-ГЕ-НОВ Даниил Александрович. Во как! Татарин?

КОЖУБЕРГЕНОВ
Русский, родители померли от го-лода в гражданскую. Меня мальчонкой взяла казахская семья, ну и фамилию свою дали.

Соловейчик, углубился в чтение.

СОЛОВЕЙЧИК
Тут дело серьёзное, на расстрельную статью тянет, Даниил Александрович.

КОЖУБЕРГЕНОВ
За что?

СОЛОВЕЙЧИК
За что? Сдача в плен с оружием в руках, это раз. Присвоение чужо-го имени и высокого звания Героя Советского Союза, вот тебе два.

КОЖУБЕРГЕНОВ
Я, не сдавался и ничего чужого не присваивал…

СОЛОВЕЙЧИК
(переходит на крик)
Когда тебя в плен брали, винтовка у тебя была? Была! Значит сдача в плен с оружием в руках! По поводу чужого звания, вот…
(достает бумажку из дела)
…так, тэ-тэ-тэ, та-та-та, вот… доношу об ошибочном вклю-чении в число 28 гвардейцев, по-гибших в бою с немецкими танками, Кожебергенова Даниила и прошу взамен его наградить Кужебергенова Аскара.

КОЖУБЕРГЕНОВ
В плену, я был всего несколько часов и в нашей роте, только я один Кожубергенов, другого не было.

СОЛОВЕЙЧИК
Кому поверит трибунал, тебе или полковнику с комиссаром?
(выхватывает наган и кричит)
А знаешь ли ты, что за твоё упорство и противодействие следствию, я могу тебя сейчас пристрелить?

Кожубергенов, опустил голову, молчит. Соловейчик нервно ходит по камере.

СОЛОВЕЙЧИК
(доверительно)
Послушай Даниил, не знаю почему, но нравишься ты мне, чертяка. Я хочу тебе помочь. Подпишешь показания, что в бою у разъезда Дубосеково, ты не уча-ствовал и подвигов не совершал, а я закрою глаза на твоё самозванство. Оформим тебе, только сдачу в плен, получишь свою десяточку с отсрочкой исполнения приговора до окончания войны. Первое же ранение – госпиталь, белые простыни и снятие судимости. Годиться?

КОЖУБЕРГЕНОВ
Хорошо, давайте я всё подпишу.

НАТ. ПЕРЕДОВАЯ ПОЗИЦИЯ – УТРО.

Длинная почти прямая траншея набита солдатами с винтовками.
По траншеи идет командир штрафного батальона (30 лет), за ним лейтенант Леонов (20 лет).

КОМБАТ
(штрафникам)
Артподготовки не будет. Внезап-ность наше главное преимущество.
(похлопывает по плечу тщедушного мужичонку в круглых очках)
Немцы, обсерятся от страха и бу-дут улепетывать со всех ног, ко-гда увидят таких орлов. Батальон поведет лейтенант Лео-нов. За отход без приказа – рас-стрел. За взятие третей линии, снятие судимости и возвращение званий и наград. Штрафбат, в атаку марш.

ЛЕОНОВ
Выйти из окопов. Вперед.

Штрафники не спеша выбираются из траншеи. Комбат пистолетом ТТ подталкивает их в спины.

КОМБАТ
(из окопа)
Поживей, вперед, вперед.

Бойцы в полный рост идут по нейтральной полосе.

(СК) Комбат идет по траншеи и скрывается за плащ-палаткой занавешивающей вход в блиндаж.

ГОЛОС (ВПЗ)
Ну, что?

Слышно бульканье наливаемой жидкости.

КОМБАТ (ВПЗ)
Пошли родимые.
(крякает)
Наблюдатели! Не ковырять в носу, а внимательно засекать и наносить на карту цели. Даром, что ли целый батальон поляжет.

(СК)

ЛЕОНОВ
Не толпиться. Разобраться в цепь.

Немцы незамедлительно открывают огонь. Со свистом летит шрапнель, рвутся мины. Штрафники с криком «ГУ-ГА» бросаются в атаку. Атака, не достигнув даже заграждений из колючей проволоки, быстро захлебывается. Боевой клич «ГУ-ГА» всё тише. Наконец, шум боя затихает.

(СК) Камера охватывает огромное поле растерзанных тел, некоторые из них подают признаки жизни. Слышны приглушенные стоны. Очень медленно опускаясь, мы видим ползущего бойца, за ним тянется кровавый след. Боец очень медленно продвигается к своим, наконец силы оставляют его. Он в изнеможении переворачивается на спину. Это Даниил Кожубергенов, половина его лица сплошная рана.

ИНТ. КАБИНЕТ ПОЛИТРАБОТНИКА ВЫСОКОГО РАНГА – УТРО.

В кабинете двое – старший инструктор 4-го отдела ГлавПУРККА старший батальонный комиссар Минин и начальник Оргинспекторского отдела ГлавПУРККА дивизионный комиссар Пронин.

МИНИН
О подвиге 28-ми героев панфилов-цев, мною лично, была произве-дена проверка. 4 рота 1075 стрелкового полка, в которой родились 28 героев-панфиловцев, занимала оборону Нелидово — Дубосеково — Пете-лино. 16 ноября 1941 года противник, упредив наступление наших частей, около 8 часов утра большими силами танков и пехоты перешел в наступление. В результате боев под воздействием превосходящих сил противника 1075 стрелковый полк понес большие потери и отошел.

ПРОНИН
Так, драпанули значит.

МИНИН
За этот отход, командир полка Капров и военком Мухамедьяров были отстранены от занимаемых должностей. О подвиге 28-ми, ни в ходе боев, ни непосредственно после боя ни-кто не знал, и среди масс он не популяризировался.

ПРОНИН
Ну, и откуда вылетела утка?

МИНИН
Легенда о героически сражавшихся и погибших 28 героях началась статьей Огнева, а затем статьями Кривицкого и других.

ПРОНИН
Как всегда, вадимовцы отличились.

МИНИН
В ходе проверки так же установлено, что два участника боя у разъезда Дубосеково остались живы – это красноармейцы Шемякин Григорий Милентьевич и Васильев Илларион Романович.

ПРОНИН
Где они были во время боя?

МИНИН
Доподлинно установлено, в бою участвовали, получили ранения и доставлены в госпиталь.

ПРОНИН
Награды им вручены?

МИНИН
Орден Ленина и медаль золотая Звезда Героя советского союза были вручены на торжественном построении полка.
Перед вручением, была проведена разъяснительная беседа.

ПРОНИН
Так был ли героический бой с не-мецкими танками на самом деле?

ЗАТМ.

ТИТР. Волоколамский район. Окрестности деревни Красиково. 16 ноября 1941 года.

НАТ. ПЕРЕДОВАЯ ПОЗИЦИЯ ТАНКОВОЙ ДИВИЗИИ ВЕРМАХТА – ДЕНЬ.

Подбитый немецкий танк (Т-III или Т-IV раннего выпуска). На броне убитый немецкий танкист. У танкиста белокурая голова без шлема, на рукаве его танкистской куртки небольшое пламя огня, на пальце руки ясно видна печатка в форме черепа.

Гауптман Швайгер, руководит боем. Рядом с ним, ук-рывшись от пуль за корпусом танка – телефонист и фельдфебель.

На заднем плане два немецких танка с места ведут огонь, чуть ближе залегла пехота.

Перед танками в ста метрах позиция красноармейцев. Из окопов на несколько секунд появляются один за другим бойцы, в руках у них связки гранат или бутылки с КС. Никому из них не удается сделать и несколько шагов. Они падают замертво сраженные пулями.

(СК)

ШВАЙГЕР
О, мой бог, что они делают?!

ФЕЛЬДФЕБЕЛЬ
Русские, черт подери!

Швайгер, по-прежнему наблюдает, но вдруг что-то измени-лось. Теперь он смотрит не как профессиональный военный, а как азартный болельщик следящий за интересным матчем.

Раздается оглушительный взрыв (мы не видим источник взрыва). Фельдфебель падает на снег. Швайгер инстинктивно отворачивает голову и зажмуривается.
Проходит взрывная волна.

Гауптман открывает глаза, теперь он смотрит на поле боя с ужасом.

ШВАЙГЕР
Дерьмо, рота, вперед. Быстрее, быстрее.

Фельдфебель поднимается, зычным охриплым голосом он повторяет команды командира.

(СК) К нам спиною, стоит красноармеец в расхлестанной шинели без ремня, он изо всех сил тянет руки вверх. Его карманы проверяет знакомый нам фельдфебель. Затем он показывает рукой направление куда должен идти военнопленный. Красноармеец, не опуская рук уходит. Немец с презрительно злым лицом, дает короткую очередь в лежащее перед ним тело.

НАТ. ЛАГЕРЬ ДЛЯ ВОЕНОПЛЕННЫХ – ДЕНЬ.

Два пленных в сопровождении конвоира несут лоханку с объедками. На неё устремлены голодные взгляды.

Конвойный отходит и жестом дает знак приступить к трапезе. Начинается ожесточенный бой за помои. В схватке участвуют, лагерные старожилы их человек 30-40, они пытаются зачерпнуть помои, кто солдатским котелком, кто кружкой, а некоторые просто сложив ладони ковшиком.

Остальные с презрением на них смотрят. Раздаются голоса: «голод он, не тетка», «товарищи, не теряйте достоинство», «вы же советские люди».

На заднем плане открываются ворота, новая колонна вливается в море военнопленных. На передний план протискивается Иван Шадрин, кто-то дергает его за рукав шинели.

ТИМОФЕЕВ
Иван, Шадрин. Я тебе кричу, кри-чу, а ты не слышишь. Смотрю со спины вроде знакомая фигура. Кричу Иван, а ты не слышишь. Ты, что же не признаешь меня? Это же я, Тимофеев Дмитрий.

ШАДРИН
(у него признаки контузии)
Не слышу я. Не слышу. Контузило меня.

ТИМОФЕЕВ
(кричит)
Ничего, это ничего, руки ноги целы и ладно. Вместе будем держаться, земеля.

ГОЛОС (ВПЗ)
Да уж, одному тут не выжить.

Бой за помои закончился, у лоханки осталось лежать два бездыханных тела. Те же пленные, которые принесли, уносят лоханку.

ТИМОФЕЕВ
А что это, тут было?

ГОЛОС (ВПЗ)
Побудешь здесь, ещё не на такое насмотришься.

(СК) Высокомерно-брезгливое лицо немецкого конвоира.

НАТ. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ ПЛАТФОРМА УЗЛОВОЙ СТАНЦИИ – ДЕНЬ.

Состав из товарняка. Пустующая платформа.
Слышен топот ног, появляется колонна военнопленных. Немецкие охранники прикладами загоняют военнопленных в вагоны. Иван Шадрин в вагоне он протягивает руку Тимофееву.

ШАДРИН
Митрий, давай же.
Давай руку.

ТИМОФЕЕВ
Ваня, куды ты без меня.

Дверь с грохотом закрывается. Тимофеев остался снаружи.

НАТ. ТОВАРНЫЙ ВАГОН – СУМЕРКИ.

Вагон покачивает. Слышен стук колес. Военнопленные стоят плечо к плечу. Стоящие у маленького оконца загороженного колючей проволокой, ловят ртами снежинки.

ЗАТМ.

ТИТР. Лагерь военнопленных. Апрель 1945 года.

НАТ. ЛАГЕРЬ ВОЕННОПЛЕННЫХ – ВЕЧЕР.

(КП) Крутится пластинка патефона. Звучит композиция Лили Марлен. Камера отъезжает, рядом с патефоном лежат навалом музыкальные инструменты и другие предметы не имеющие отношения к музыке. На среднем плане гора разнокалиберной обуви, на заднем плане — огромная куча тряпья. Всё это под навесом.

У навеса Штурмбаннфюрер СС комендант лагеря и его адъютант Оберштурмфюрер СС Майер.

Оберштурмфюрер испытывает нескрываемое наслаждение от музыки. Штурмбаннфюрер с неизменно-брезгливым выражением лица выгуливает свою любимицу — овчарку Альму.

ШТУРМБАННФЮРЕР
(на нем.)
Какая пошлость. Какая безвкусица.

ОБЕРШТУРМФЮРЕР
(изменившись в лице)
Эта незамысловатая песенка приводит в восторг нижних чинов.

В поле зрения появляются, охранник конвоирующий трех военнопленных — это Иван Шадрин, Николай Пантелеев (около 20 лет) и Валерий Мезенцев (около 20 лет).

Собака перестает реагировать на команды хозяина и начинает обнюхивать и прыгать вокруг третьего в строю Ивана Шадрина.

Неожиданно для всех, овчарка из под гимнастерки Ивана выуживает маленький кружок краковской колбасы.

ШТУРМБАННФЮРЕР
(на нем.)
Стой. Фу. Альма Фу. Где они были, обершурмфюрер?

Оберштурмфюрер делает вопросительное лицо охраннику.

ОХРАННИК
(вытянувшись)
На продовольственном складе. То-варищ Штурмбаннфюрер.

ШТУРМБАННФЮРЕР
(на нем.)
Майер, вы знаете что делать.

ОБЕРШТУРМФЮРЕР
(на нем.)
Шутце Лимбарски, ведите их на станцию Z.

ОХРАННИК
(на нем.)
Кругом, шагом марш.

ОБЕРШТУРМФЮРЕР
(на нем.)
Товарищ Штурмбаннфюрер, хотите музыкальный сюрприз?

ШТУРМБАННФЮРЕР
(вопросительно смотрит)
Пожалуй, да.

ОБЕРШТУРМФЮРЕР
(дождавшись когда ко-лонна поравняется с ним)
Стой.
(на русском языке с акцентом)
Николай, можешь спеть свой по-следний песенка.

Пантелеев очень медленно выходит из строя и идет к горе музыкальных инструментов. Осмотрев, выбирает себе баян.
Он начинает с народных наигрышей. Играет он виртуозно.

ПАНТЕЛЕЕВ
(поёт красивым барито-ном)
То не ветер ветку клонит,
Не дубравушка шумит,
То моё сердечко стонет,
Как осенний лист дрожит.

_
Извела меня кручина,
Подколодная змея!
Догорай, гори, моя лучина,
Догорю с тобой и я!

Начался дождь. Офицеры СС укрылись под навесом. Шутце не решился, покинуть конвоируемых.

_
Не житьё мне здесь без милой:
С кем пойду теперь к венцу?
Знать, судил мне рок с могилой
Обвенчаться молодцу.

_
Расступись, земля сырая,
Дай мне, молодцу, покой,
Приюти меня, родная,
В тихой келье гробовой.

Капли дождя бьют по лицам Шадрина и Мезенцева. Они смертельно устали, 4-х летняя ежесекундная схватка за жизнь опустошила их души.

_
Мне постыла жизнь такая,
Давит грусть меня, тоска,
Скоро ль, скоро ль гробовая
Скроет грудь мою доска?

Комендант лагеря, на первый взгляд не слушает, он смотрит в сторону.
По лицу видно, что он переживает душевный порыв.
Пантелеев, снимает с плеча ремень баяна и кладет инструмент на прежнее место. Оберштурмфюрер пытается угадать по взгляду коменданта, угодил ли он начальству.

ШТУРМБАННФЮРЕР
(на нем.)
Шутце, ведите их в… блок.

ОХРАННИК
(на нем.)
Налево, шагом марш.

ИНТ. БАРАК ДЛЯ УЗНИКОВ В ЛАГЕРЕ ВОЕННОПЛЕННЫХ – НОЧЬ.

Абсолютная темнота. Слышен гул далекой канонады.

МЕЗЕНЦЕВ
Наши бьют.

ШАДРИН
Скорей бы… Николай спасибо.

МЕЗЕНЦЕВ
Такое не забыть, вовек.

ПАНТИЛЕЕВ
Да ладно, ещё неизвестно, как наши встретят-приветят.

МЕЗЕНЦЕВ
(со вздохом)
Сталин сказал, в Красной Армии нет пленных, а есть только предатели.

Несколько секунд тишина.
Раздается скрежет открываемой двери. На черном экране появляется маленький светлый прямоугольник. На просвет выходит черная крохотная фигурка человека.

ГОЛОС (ВПЗ)
(пронзительно фальце-том)
Михайлу порезали. Охрана сбежала.

На светлом прямоугольнике вырисовываются фигуры людей. Некоторые слазят с невообразимой высоты. Все спешат к выходу.

НАТ. ПРОХОД МЕЖДУ БАРАКАМИ ЛАГЕРЯ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ – УТРО.

К стене барака прижался высокий широкоплечий мужчина это Михайло (около 30 лет). На фоне истощенных узников, он вполне откормлен. Его окружили военнопленные они бьют его, но удары обессиленные.

МИХАЙЛО
Ребята, я же свой совецкий.

УЗНИК №1
Не поздно, ты сучара, вспомнил, что свой совейский.

МИХАЙЛО
Сашко, скажи им, я же столько раз выручал их…

УЗНИК №2
И ты прихвостень вставай рядом, будешь держать ответ перед наро-дом.

Из толпы выталкивают Сашко, он ничего не может сказать, у него нервически дергается щека.

В распахнутые ворота лагеря, въезжает виллис. В машине кроме шофера, советский офицер и два автоматчика.

Виллис делает эффектный разворот. На капот выскакивает щеголеватый офицер. Все бегут к машине. На заднем плане, воспользовавшись общей сумятицей убегают Михайло и Сашко.

ОФИЦЕР
Граждане узники и военнопленные. От лица командования Второго Ук-раинского фронта и от себя лично поздравляю Вас с освобождением от фашисткой неволи.

Шквал всеобщего ликования.

ОФИЦЕР
Ваш лагерь будет на временной фильтрации, для выявления лиц, которые были в сотрудничестве с фашистскими извергами. Поэтому вы будете оставаться на своих местах до прибытия особой проверки из СМЕРШа.

Автоматчики резво выскакивают из машины и бросаются закрывать ворота лагеря. Узники, заметно поникли.

ИНТ. БАРАК ДЛЯ УЗНИКОВ В ЛАГЕРЕ ВОЕНОПЛЕННЫХ – ДЕНЬ.

Камера на том же месте. Вокруг маленького светлого прямоугольника (дверь в барак) сплошная темнота. В просвете три сидящих фигуры.

МЕЗЕНЦЕВ
Сколько продлится эта фильтрация?

ШАДРИН
А кто его знает. У нас же по-всякому бывает, могут за десять минут отфильтровать морды, а мо-гут растянуть на годы.

МЕЗЕНЦЕВ
Ребята, нас же могут разделить, давайте пока есть время, обменя-емся адресами. Нам нельзя теряться после войны.
Коля, ты из Харькова, диктуй ад-рес.

ПАНТЕЛЕЕВ
(спокойным голосом)
Я, не Коля. И я не из Харькова.

ШАДРИН
А, кто же ты?

ПАНТЕЛЕЕВ
(всхлипывание в голосе)
Я Изя.

Израиль Исаакович Коган.

Город Херсон, улица Коммунаров 20.

Три друга, обнявшись, не сдерживают рыдания.

ШАДРИН
Мы, же догадывались, но даже спросить боялись. Эх, ты Коля-Изя.
Теперь, ты, до ста лет обязан жить.

Сначала очень тихо, но всё более усиливаясь до оглушительного звука, разносится еврейская народная песня тум балалайка.

НАТ. ПОЕЗД МЧИТСЯ ПО ЛЕСИСТОЙ МЕСТНОСТИ – УТРО.

Звучит всё та же песня — тум балалайка.

Шадрин на задней площадке товарного вагона. Он с воодушевлением осматривает пейзажи родного края.

(СК) Шадрин на ходу спрыгивает с поезда и идет по полю, трава естественно по пояс.

(СК) Вот и крыши родной деревни.

(СК) Вот и улица на которой он вырос.

(СК) Иван подходит к калитке своего дома и останавливается как вкопанный.

(СК) Двор небольшого крестьянского хозяйства. На козлах сидит мужичок в армейском галифе и белой нательной рубахе. Он только, что наколол дров и курит цигарку. Ядреная молодуха складывает дрова в поленницу. Она смотрит на мужика и счастливо улыбается.

Женщина оборачивается на камеру, в лице испуг переходящий в растерянность. Поленья выпали из рук. Мужчина встает и с виноватым лицом делает несколько шагов вперед.

(СК) Иван Шадрин, медленно пятится назад, потом резко поворачивается и уходит с поля зрения.

Звучит последний аккорд песни тум балалайка.

ИНТ. ГОРЯЧИЙ ЦЕХ МЕХАНИЧЕСКОГО ЗАВОДА – ДЕНЬ.

Разгар рабочего дня. Цех работает на пределе своих мощностей. Всё кругом ухает и бахает. Летят искры и горячий пар.

Женщина в спецовке выходит на передний план.

РАБОТНИЦА
(кричит заглушая шум станков)
Иван, Иван, где Кузьмич?

Появляется Иван Шадрин, он в замасленной рабочей спецовке.

ШАДРИН
В инструменталку ушел, метчики новые никуда не годятся.

РАБОТНИЦА
Вот я ему сейчас задам, наладчики вы хреновы. Тебя парторг спрашивал. Сказал, чтобы шёл срочно.

ШАДРИН
На кой, я ему?

РАБОТНИЦА
А я знаю? Сказал, чтобы срочно. Мужчины с ним, официальные в костюмах.

ИНТ. КАБИНЕТ ПАРТОРГА МЕХАНИЧЕСКОГО ЗАВОДА – ДЕНЬ.

В кабинете, трое – парторг завода Кулешов (40-45 лет).
Секретарь крайкома партии (за 50) и его помощник Свиягин (около 40 лет). У всех присутствующих в глазах и манерах – большевистская твердость, чекистская неподкупность, глубокий интеллект и вместо с этим, пролетарская простота и чуткость к чаяниям народа.

Входит Шадрин.

ШАДРИН
(с ходу)
Да, был в плену. Прошел фильтрационный лагерь. Куда мне теперь, за расчетом или с вещами на выход?

КУЛЕШОВ
Погоди, Иван, кипятится, тут люди по другому вопросу.

СЕКРЕТАРЬ КРАЙКОМА
(задушевно)
Да, нет. По тому же самому вопросу. В плен попал в 41-ом из 8-ой гвардейской Панфиловской?

ШАДРИН
Тогда, она ещё была, 316-ая стрелковая.

СЕКРЕТАРЬ КРАЙКОМА
Ну, да. За бои под Москвой ей было присвоено почетное наименование гвардейская. А после гибели генерал-майора Панфилова ещё и Панфиловская. Именных дивизий всего две в Красной Армии. Панфиловская и Чапаевская.

СВИЯГИН
Пришли ваши бумаги и вот это.

Свиягин достает из кожаного портфеля. Ворох бумаг и две красные коробочки.

ШАДРИН
Награда нашла героя?!

КУЛЕШОВ
(тянется к коробочкам)
Шадрин, ордена мы тебе вручим на ноябрьские, на торжественном собрании! А пока пусть они у меня в сейфе полежат.

СЕКРЕТАРЬ КРАЙКОМА
(накладывает руку на красные коробочки и двигает их к Шадрину)
Награды, должны быть у героя. А на ноябрьские отмечайте годов-щину Великого Октября.

СВИЯГИН
(лезет с бумагами)
Подпиши здесь, здесь и здесь.

СЕКРЕТАРЬ КРАЙКОМ
(официальным голосом)
Товарищ Шадрин, надеюсь вам хорошо известно, какая напряженная международная обстановка сложилась в мире. Братский корейский народ, избравший социалистический путь развития, борется с оголтелыми империалистами. В это непростое время, мы не можем давать информационный повод, вражеским голосам.

ШАДРИН
Понятно всё, язык должон держать за зубами.

СВИЯГИН
В общем и целом политику партии понимаете правильно.

ШАДРИН
Дык, спасибо, братскому корейскому народу.

СВИЯГИН
На ваш запрос о судьбе Тимофеева Дмитрия Фомича, мы установили, он пережил плен. Был освобожден советскими войсками. Но его здоровье было серьезно подорвано, он долго лечился и скончался в 1947 году в Кисловодске. И вот ещё…

Достает из портфеля книгу «28 Героев Панфиловцев» и вручает её Шадрину.

СВИЯГИН
… если, что позабылось.
(с нажимом и твердостью в голосе)
Всё должно быть, так как здесь описано. Понятно?

ШАДРИН
Ну, чего уж непонятного. Понятно.

Шадрин, под одобрительный взгляд секретаря крайкома открыл одну коробочку, вытряхнул её содержимое на ладонь.

(СК)

(КП) На огромной черной ладони ярко блестит маленькая звезда ГСС.

ШАДРИН (ВПЗ)
Акромя меня, из участников того боя, в живых никого не осталось?

СВИЯГИН
Никого.

ЗАТМ.

ТИТР. Киргизская ССР, г. ТОКМАК. Осень 1945 года.

ИНТ. КАБИНЕТ ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ГОРКОМА г. ТОКМАКА – ДЕНЬ.

Обычный прием посетителей. Входит демобилизованный солдат (32 года). Шинель, пилотка, вещмешок и видавшие виды кирзачи.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Что у Вас товарищ? Слушаю.

ДОБРОБАБИН
(не торопливо снимает шинель)
Здравствуйте.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Здравствуйте. Что у Вас?

(КП) левая сторона гимнастерки Добробабина. В ряд боевые медали. Среди наград, золотая звезда ГСС. Внимательные зрители должны заметить, что это муляж.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ (ВПЗ)
Вы, откуда товарищ?

ДОБРОБАБИН
Как откуда? Демобилизован из ря-дов Советской Армии! Как гово-риться строить мирную жизнь!
(протягивает руку для рукопожатия)
Добробабин Иван Евставьевич.

Неловкая тишина.

ДОБРОБАБИН
(достает из вещмешка зачитанную до дыр книжку 28 Панфиловцев)
Вот купил утром в книжном. Про-чёл, интересно написано. Тут и моя фамилия.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
(мельком взглянув на книжку)
Ведь там, они все погибли?!

ДОБРОБАБИН
Да, погибли все до одного, мои боевые товарищи. И я бы погиб… Только вот, очнулся я ночью, землёй меня присыпало. А в голове звооооон! Контузия значит. Бачу в будке обходчика свет…

ИНТ. ПРИЕМНАЯ КАБИНЕТА ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ГОРКОМА г. ТОКМАКА – ДЕНЬ.

Входит девушка Александра Белова(29 лет) – ком-сомольский вожак.

АЛЕКСАНДРА
(секретарше)
У себя?

СЕКРЕТАРША
У себя. Два раз уже про тебя спрашивал.

АЛЕКСАНДРА
(открывает дверь в ка-бинет)
Степан Терентьевич, вызывали?

ИНТ. КАБИНЕТ ПЕРВОГО СЕКРЕТАРЯ ГОРКОМА ТОКМАКА – ДЕНЬ.

Первый секретарь и Добробабин за столом. На столе — графин два пустых стакана, два стакана с недопитым чаем и тарелка с бутербродами. По всему видно, что здесь выпивали.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Вызывали. Вызывали. И давно ждем. Присаживайтесь Шурочка. Вот товарищ Добробабин…

АЛЕКСАНДРА
(в голосе радостное оживление)
Тот самый Добробабин?

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Тот самый, тот самый.

АЛЕКСАНДРА
Мы, же хотели вашим именем на-звать улицу в Токмаке.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
(сначала вопросительно, а потом уверенно утвер-дительно)
А мы хотели? Да, мы хотели, хотели!

АЛЕКСАНДРА
Нужно немедленно организовать торжественную встречу с токмача-цами.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Токмачи, могут и обождать, а вот, что не ждет – нужно обогреть, накормить и приодеть. Я уже позвонил в горторг. В общем и целом, Светлана, бери под свою опеку героя-панфиловца. И с работой обязательно поможем.

ДОБРОБАБИН
Я, до войны работал на строительстве Большого Чуйского канала.

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Канал введен в эксплуатацию и прекрасно работает. Гм,… а как насчет сахарного завода в по-селке Кант?

ДОБРОБАБИН
(бодро)
На завод, так на завод!

ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ
Прекрасно. Прекрасно, ну и хоро-шо, вы идите, а то у меня дел – воооо!
(проводит ребром ладони по горлу)

Посетители уходят. Первый секретарь, сидит несколько секунд в задумчивости. Делает гримасу на лице изображающую крайнее удивление.

Разворачивает газету. Открывает выдвижной ящик письменного стола, там у него миниатюрная шахматная доска. Внимательно изучает условия шахматной задачи из газеты.

ИНТ. КАНТСКИЙ САХАРНЫЙ ЗАВОД – ДЕНЬ.

Массивная дверь, обитая клеенкой, на ней табличка

ЗАМ. ДИРЕКТОРА
ДОБРОБАБИН И.Е.

Дверь приоткрывается, из нее высовывается голова Добробабина.

ДОБРОБАБИН
Меня не беспокоить. Важное производственное совещание.

Это он говорит совершенно дикого вида секретарше. Не отрываясь от «Огонька» она монотонно кивает головой.

ИНТ. КАБИНЕТ ДОБРОБАБИНА – ДЕНЬ.

Совещание. Совещаются с Добробабиным ещё трое. Добробабин проходит и садится в свое кресло. Он сильно изменился и не только внешне. В неторопливых жестах и походке появилась начальственная важность и самоуверенность.

РЫБАК №1
Четыре, по одной на рыло, плюс одна на опохмелку. Будет само то.

РЫБАК №2
Вы, как в прошлый раз червей не забудьте, а то мякиш мелочь сразу сбивает, замучаемся.

РЫБАК №1
Червь на рыбалке не главное, главное настроение! Да, я могу и сеть взять.

ДОБРОБАБИН
Ловить сетями – это не отдых, это работа. То ли дело, сел не бережок с удочкой. Тишина. Птахи поют.

РЫБАК №3
Иван Евставьевич, а что же маши-на?

ДОБРОБАБИН
Будьте покойны, машина будет!

Открываются двери входят два сотрудника МГБ в форме.

ЧЕКИСТ №1
Гражданин Добробабин?

ДОБРОБАБИН
Я.

ЧЕКИСТ №2
Иван Евставьевич?

ДОБРОБАБИН
Да, так точно.

ЧЕКИСТ №1
С начала 42-го года по 44-ый на-ходился на оккупированных терри-ториях?

ДОБРОБАБИН
Я, был в партизанах.

ЧЕКИСТ №2
(бьет кулаком по столу и неистово кричит)
В полицаях ты был. Падла. Фашистам прислуживал. Участвовал в расстрелах.

ЧЕКИСТ №1
Нам всё известно, твои односель-чане уже дали показания.

ДОБРОБАБИН
Я никого не расстреливал.

ЧЕКИСТ №1
А во вспомогательной полиции служил?

ДОБРОБАБИН
В полиции состоял, но не по своей воле, а в расстрелах никогда не участвовал.

ЧЕКИСТ №2
Ну-ка, идем с нами. Там у нас с тобой по-другому разговор пойдет.

ДОБРОБАБИН
Куда ведете?

ЧЕКИСТ №2
Там увидишь. И учти Добробабин, если что удумаешь, я за тобой бегать не собираюсь, сразу пулю в затылок и шабаш.

Чекисты выводят поникшего Добробабина. Рыбаки, молча переглядываются.

ЗАТМ.

ТИТР. УКРАИНСКАЯ ССР, ХАРЬКОВ. Июнь 1948 года.

ИНТ. ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ КИЕВСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА – ДЕНЬ.

СУДЬЯ
Подсудимому предоставляется по-следнее слово.

ДОБРОБАБИН
(жалобным голосом)
Товарищи судьи, прошу Вас, не лишайте меня жизни! Я, оступился и виноват. Разрешите мне ударным трудом, пусть даже в местах за-ключения, искупить вину перед Родиной.

СУДЬЯ
Суд, удаляется на совещание.

СЕКРЕТАРЬ
Встать, суд идет.

Суд удаляется.

(СК)

СУДЬЯ
ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ
СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХРЕСПУБЛИК

8-9 июня 1948 года. Военный Трибунал Киевского военного округа в составе: Председательствующего полковника юстиции ДМИТРИЕВА и членов полковника ЛУКОВСКОГО и полковника КОВАЛЕНКО при секретаре старшем лейтенанте адм. службы ЦЫБУЛЫНИКА с участием военного прокурора КВО полковника юстиции РЫЖИКОВА и защитника — адвоката БАРДЗАКОВСКОГО в закрытом судебном заседании в г. Харькове рассмотрел дело бывшего военнослужащего ДОБРОБАБЫ, он же ДОДРОБАБИН, Ивана Евстафьевича, родившегося в 1913 году в селе Перекоп Валковского района Харьковской области и постоянно проживающего в поселке Кант Фрунзенской области Киргизской ССР, украинца, беспартийного, служащего, женатого, имеющего образование в объеме 4 классов, ранее не судившегося, призванного в Советскую Армию Токмакским райвоенкоматом Фрунзенской области в июле 1941 года и вторично Полевым военкоматом в марте 1944 года, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст.54-1 «Б» УК УССР.
Данными судебного и предварительного следствия Военный Трибунал — УСТАНОВИЛ: ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН, будучи призван в начале войны в Советскую Армию, проходил службу в составе 316 стрелковой дивизии, пере-именованной позже в 8-ю гвардейскую имени генерал-майора

ПАНФИЛОВА стрелковую дивизию, в звании сержанта и командовал отделением.
Находясь в составе боевого охранения, в группе под командованием политрука КЛОЧКОВА, у разъезда Дубосеково Московской области, ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН во время танковой атаки противника 16-го ноября 1941 года был засыпан землей в окопе и считался погибшим. По представлению командования ему за участие в этом бою Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза в числе 28-ми героев-панфиловцев. В этом Указе он именовался ДОБРОБАБИН Иван Евстафьевич, как и числился в списках части.
Оставшись в живых и очнувшись, через некоторое время после боя ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН пытался пройти к линии фронта с целью перехода к советским войскам, но это ему не удалось. Находясь в тылу немецких войск, ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН вскоре был пленен немцами и помещен в лагерь военнопленных в г. Можайске, где содержался около месяца. При эвакуации лагеря ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН в районе г. Смоленска из-под конвоя бежал и в начале марта 1942 г. Прибыл к себе на родину в село Перекоп Валковского района Харьковской области, оккупированное в то время немцами.
Проживая в с. Перекоп, ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН в июне 1942 г. изменил Родине, поступив добровольно в немецко-фашистскую полицию. До ноября 1942 года ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН служил полицейским при станции Ковяги. где нес охрану железнодорожного полотна, обеспечивая движение немецких эшелонов.
В ноябре 1942 года ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН был переведен в полицию села Перекоп, где до марта 1943 года был полицейским и начальником караульной смены полицейских.
В начале марта 1943 года при занятии села Перекоп советскими войсками ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН был вместе с другими полицейскими арестован особым отделом одного из соединений, но в связи с создавшейся сложной обстановкой на данном участке фронта из-под стражи был освобожден. Однако ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН не использовал возможности присоединиться к отходящим советским войскам, а остался в селе Перекоп, которое было вновь занято немцами, и продолжал службу в полиции. При этом ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН за активное пособничество немцам получил повышение и до июня 1943 года был заместителем начальника полиции, а с июня по август — начальником сельской полиции.
За время службы у немцев ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН лично и совместно с подчиненными ему полицейскими участвовал в отправке советских граждан на каторжные работы в Германию, производил обыски, задерживал граждан, нарушающих установленный фашистами режим, и участвовал в допросах задержанных.
Так, в конце апреля 1943 года во время массовой принудительной отправки молодежи села Перекоп на подневольный труд в Германию ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН совместно с подчиненными полицейскими конвоировал группу молодежи в 40-50 человек из села Перекоп на сборный пункт в районный центр Валки. Ввиду массового уклонения молодежи от угона их в Германию ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН через несколько дней после этого организовал через подчиненных ему полицейских аресты уклонявшихся молодых людей и девушек и их родителей. Тогда было арестовано 13 человек, в том числе ДУБРОВА Мария, ГАХОВА Елизавета, ПОЛОВИК Платон и другие лица.
В конце марта 1943 года ДОБРОБАБА — ДОБРОБАБИН произвел обыск на усадьбе гр. ПОДЛЛЕСКОГО и изъял спрятанное попавшим в окружение немецких войск советским офицером личное оружие и обмундирование.
В июне 1943 года подчиненными ДОБРОБАБЕ — ДОБРОБАБИНУ полицейскими был задержан и помещен в ближайший лагерь военнопленных красноармеец СЕМЕНОВ, получивший в марте 1943 года ранение и оставшийся поэтому проживать в селе Перекоп.
За нарушение установленного немцами режима, выразившееся в появлении на улице после 21-го часа, ДОБРОБАБОЙ — ДОБРОБАБИНЫМ были задержаны и подвергнуты штрафу и принудительным работам ДЕНИСЕНКО Сергей, ДОБРОБАБА Тимофей и ЕРЕМЕНКО Иван.
В ноябре 1942 года ДОБРОБАБА —

ДОБРОБАБИН, будучи еще рядовым полицейским, участвовал в допросе гр. ДОВГАЛЯ начальником сельской полиции, требовавшим указать проживающих в селе коммунистов и комсомольцев.
При отступлении немцев в августе 1943 года под ударами советских войск ДОБРОБАБА —

ДОБРОБАБИН, боясь ответственности за совершенные им преступления, бежал с немцами в Одесскую область, где он был, настигнут советскими частями, и, скрыв свою измену Родине, вновь служил в Советской Армии с марта 1944 года по ноябрь 1945 г.
На основании изложенного Военный Трибунал признал виновным ДОБРОБАБУ — ДОБРОБАБИНА И.Е. в измене Родине, будучи военнослужащим, выразившейся в службе в немецко-фашистской полиции, т.е. в преступлении, предусмотренном ст.54-1 «Б» УК УССР.
Принимая, однако, во внимание участие ДОБРОБАБЫ — ДОБРОБАБИНА в подвиге 28-ми героев-панфиловцев в ноябре 1941 г. и его активное участие в боях во время последующей службы в Советской Армии, за что он а августе 1944 года был награжден орденом Славы III степени, Военный Трибунал находит возможным применить к ДОБРОБАБЕ — ДОБРОБАБИНУ ст.46 УК УССР.
Руководствуясь ст.ст.296 и 297 УПК УССР и ст.46 УК УССР,

Военный Трибунал – ПРИГОВОРИЛ ДОБРОБАБУ — ДОБРОБАБИНА Ивана Евстафьевича на основании ст.54-1 «Б» УК УССР подвергнуть лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на пятнадцать (15) лет, с поражением в правах по пунктам «А», «Б» и «В» ст.29 УК УССР сроком на пять (5) лет; с конфискацией всего лично принадлежащего ему имущества. На основании ст.31 УК УССР лишить ДОБРОБАБУ — ДОБРОБАБИНА медалей: «За оборону Москвы», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Вены», «За взятие Будапешта».
Срок наказания ДОБРОБАБЕ — ДОБРОБАБИНУ И.Е. исчислять с 12.12.1947 года. Настоящий приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Военную Коллегию Верховного суда СССР в 5-дневный срок с момента вручения копии приговора осужденному.

ИНТ. КАБИНЕТ СЕКРЕТАРЯ ЦК ВКП(б) ЖДАНОВА – ДЕНЬ.

В кабинете, кроме Жданова Андрея Александровича, Главный военный прокурор ВС СССР генерал-лейтенант юстиции Афанасьев.

У Жданова в руках папка, на ней крупными буквами каллиграфическим почерком выведено – Справка-Доклад «О 28 ПАНФИЛОВЦАХ».

ЖДАНОВ
Эта история, нам хорошо известна ещё с 1942 года. По большому счету, достоин внимания только один вопрос, сколько ещё будет воскреснувших героев.

АФАНАСЬЕВ
Ничего нельзя гарантировать. Они появляются как грибы после до-ждя. Надеюсь, их число не превысит 28-ми.

ЖДАНОВ
(с усмешкой)
Кривицкий никогда не скрывал, что бой героев-панфиловцев, плод его воображения. Что нового показал Ортенберг?

АФАНАСЬЕВ
(зачитывает из дела)
Ортенберг: «Вопрос о стойкости советских воинов в тот период приобрел особое значение. Лозунг «Смерть или победа», осо-бенно в борьбе с вражескими тан-ками, был решающим лозунгом. Подвиги панфиловцев и являлись образцом такой стойкости. Исходя из этого, я предложил Кривицкому написать передовую статью о героизме панфиловцев».

ЖДАНОВ
Красиво вывернулся! И подчиненного прикрыл. Ортенберг был одним из лучших редакторов «Красной Звезды», но при нем, газета чересчур увлеклась литературным творчеством. Да, и Эренбург там распоясался, дальше некуда.

АФАНАСЬЕВ
После войны, Эренбург растерял и запал и плодовитость.

ЖДАНОВ
Такие люди, нужны только на вой-не, в мирной жизни от них пользы столько же, сколько от солдатских обмоток.

АФАНАСЬЕВ
Хе-хе-хе.

ЖДАНОВ
Допросов больше не проводить, об обстоятельствах дела не распро-странятся. Панфиловцы, пусть остаются героями.

АФАНАСЬЕВ
Есть.

ЗАТМ.

ТИТР. Московская область. Окрестности г. Волоколамск. 6 Ноября 1941 года.

НАТ. РОЩА В ПРИФРОНТОВОЙ ПОЛОСЕ – ДЕНЬ.

Штаб 316-ой дивизии. Кроме управления дивизии здесь много тыловых частей и приданных подразделений усиления. Складывается впечатление, что народу тут больше чем на передовой. К тому же из Москвы понаехала целая армия фронтовых корреспондентов.

Клочкову незадолго до этого был вручен орден Боевого Красного Знамени. У него приподнятое настроение.

Рядом с ним покуривают три штабных офицера у них неприятные лица приспособленцев. На заднем плане фотографируют танковый экипаж Лавриненко.

ШТАБНОЙ №1
(завистливо с иронией)
Херои гвардейцы-катуковцы, каждый из них набил танков больше чем было всего у Гудериана.

ШТАБНОЙ №2
(заговорчески шепотком)
Скоро и наша дивизия станет гвардейской, Егоров был в политотделе армии.
Рокоссовский настоял.

ШТАБНОЙ №3
Да, подфартило нам с командующим. Только толку с этого гвардейства. Ещё усы отпустить, заставят.

ШТАБНОЙ №2
Гвардейский значок — размером с орден. Плюс весомая прибавка к денежному довольствию. Есть приказ наркомата обороны.

ШТАБНОЙ №1
Ну, что же, тогда не дурственно.

Появляется Мухамедьяров. В штабной неразберихе он как рыба в воде.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Вася, Клочков быстрей сюда.

Мухамедьяров тащит Клочкова к месту, где только что фотографировали экипаж Лавриненко. Клочков мнется.

ФОТОКОРРЕСПОНДЕНТ
(не спешит фотографировать)
А это кто?

Мухамедьяров старается пошире расправить ворот полушубка Клочкова, чтобы был виден орден.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Политрук 4-ой роты, Клочков Василий Георгиевич. Награжден орденом Боевого Красного Знамени.

ГОЛОС (ВПЗ)
Вона, вона сам Панфилов пошёл.

ФОТОКОРРЕСПОНДЕНТ
Где, где?

Фотокорреспондент срывается и убегает.

МУХАМЕДЬЯРОВ
(укоризненно)
Ну, что же ты? В нашем деле, главное — быстрота и натиск.

(СК) Панфилова обступили корреспонденты, он делает вид сильно занятого человека. На самом деле сияет, как начищенный самовар.

ФОТОКОРРЕСПОНДЕНТ
Товарищ генерал, всего один кад-рик.

ПАНФИЛОВ
В самом деле, товарищи, не до Вас сейчас. Вот, специально для Вас, прибыли ребята с передовой. Все они отличились в последних кровопролитных боях под Волоколамском.

ФОТОКОРРЕСПОНДЕНТ
Один кадрик. Пять секунд. Вот здесь будет хорошо. Взгляд только в сторону. Отлично. Отлично.

Панфилов на секунду застывает. В этой же позе он запечатлен на своей последней фотографии.

(СК) В кадре фото Панфилова в траурном обрамлении.

ДИКТОР (ЗК)
Иван Васильевич Панфилов погиб 18 ноября 1941 года у деревни Гусенево Волоколамского района Московской области. История отвела ему очень короткий период на фронте, всего один месяц. За это не долгое время он запомнился всей стране, как отважный командир, умелый тактик и новатор в военном деле. Главным призванием военачальника он считал сохранение жизни солдат на войне, тёплое отношение и заботу о подчиненных.
В солдатской среде он пользовался любовью и уважением и заслуженно получил почетнейшее прозвище – «генерал Батя»!

(СК) У костра греется группка солдат и командиров. В центре внимания комсомолец Тяпушкин, за ним в штабе, закрепилась слава главного балагура.

ТЯПУШКИН
Что ты липнешь ко мне, что я тебе девица?

Эти слова обращены к парикмахеру-гомосеку. Он пристроился рядом с Тяпушкиным.

ПАРИКМАХЕР
Прижавшись, теплее.

Тяпушкин узнает подошедшего Клочкова.

ТЯПУШКИН
Здравия желаю, товарищ политрук.

КЛОЧКОВ
Здорово, гроза немецких диверсантов. Ну, как ты?

ТЯПУШКИН
(со смехом)
Воюем помаленьку.

БОЕЦ
Как же ты, Тяпушкин сегодня без орденов, али ошибка какая в спи-сках случилась?

ТЯПУШКИН
Нет ребята, ни какой ошибки. Не к чему мне щас орден, но вот придет время домой хотя бы и на побывку выбраться, тоды уж уважьте, да и я, вообще парень не гордый – я согласен и на ме-даль.
(все смеются)
А что это у вас, инструмент про-стаивает, а гармониста нет?

Это он обратился к сурового вида, танкисту. У танкиста за спиной на броне танка стоит гармонь.

ТАНКИСТ
Был гармонист. Командир наш, был любитель. Давеча сгорел в танке. И хоронить нечего – один пепел остался от человека.

ТЯПУШКИН
Так дайте, в руки мне гармонь – Золотые планки. Ох, парень девушку домой Провожал с гулянки.

Тяпушкин растягивает меха. Играет он не плохо. Бойцы приплясывают. Слышны забористые частушки.

САНИНСТРУКТОР
Мой милёнок за отвагу ордена имеет, А как сядет со мной рядом, сразу онемеет.

БОЕЦ
От осенних холодочков
Фриц в окопе жмется в ком.
Это только лишь цветочки,
Будут ягодки потом.

САНИНСТРУКТОР
Полюбила лейтенанта,
А потом полковника.
Стала юбка узковата,
Не найду виновника!

К находящемуся здесь военкору Александру Твардовскому подходит высокий человек — это Сергей Михалков (роль Камео).

МИХАЛКОВ
Александр Трифонович, вы с нами в Москву? У нас есть одно место в машине.

ТВАРДОВСКИЙ
Да, спасибо. Когда отправляетесь Сергей Владимирович?

МИХАЛКОВ
Минут через двадцать, вы будете готовы?

Твардовский утвердительно кивает. Тяпушкин прекратил играть. Он намерен совершить сделку с танкистами.

ТЯПУШКИН
Не Хромка конечно, а не плоха гармонь. Давайте сменяемся что ли?

ТАНКИСТ
А что даешь?

ТЯПУШКИН
(вытягивает из кармана вышитый кисет)
Вот, подарок любимой девушки. Закуривайте ребята.

ТАНКИСТ
Кисет богатый.

БОЕЦ
Что же ты память о любимой девушке отдаешь?

ТЯПУШКИН
Не моя она любимая и уже не де-вушка.
Спуталась с командиром из интен-дантских войск.

ТАНКИСТ
(ополовинивает, а потом отдает кисет Тяпушкину)
Забирай гармонь даром. Держи пе-хота презент от бронетанковых войск. Наше дело танкистское – сегодня грудь в орденах, а завтра сгорим вместе с танком синим пламенем.

К Клочкову подбегает суетливый Мухамедьяров.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Надеюсь у тебя документы с собой?

КЛОЧКОВ
Всегда.

МУХАМЕДЬЯРОВ
Бегом. Бегом, поедешь от нашего полка в Москву, на парад!

(СК) Клочков с Мухамедьяровым бегут к полуторке. Машина уже в движении. Клочков на ходу запрыгивает в кузов.

ИНТ. ИЗБА В ДЕРЕВНЕ. – ВЕЧЕР.

Гундилович лежит на полатях, Клочков, раздетый по пояс только что помылся, обтирается полотенцем.

ГУНДИЛОВИЧ
До войны, ордена в Кремле вручал сам Михаил Иванович Калинин, по-сле вручения – праздничный обед. Вино тебе – хочешь белое, хочешь красное. Винегрет, котлеты… опять же гарниры разные!

КЛОЧКОВ
На войне, не до гарниров.

ГУНДИЛОВИЧ
Сталина, хоть видел?

КЛОЧКОВ
Ага, только издалека.

ГУНДИЛОВИЧ
И какой он?

КЛОЧКОВ
Простая серая шинель, без знаков различия и такая же фуражка.

ГУНДИЛОВИЧ
А с лица, он такой же как на карточках?

КЛОЧКОВ
Наверно такой же, далеко было, не разглядеть.

ГУНДИЛОВИЧ
Войск много прошло?

КЛОЧКОВ
Войск много и вообще Москва – крепость, непременно отстоим столицу.
Как там, Ширматов?

ГУНДИЛОВИЧ
Отнесли в медсанбат, говорят жить будет. Вот, только в боевом охранении за старшего Митин остался.

КЛОЧКОВ
Давай, я пойду.

ГУНДИЛОВИЧ
Ты и здесь нужен, да вот Решетников, непременно наказывал, чтобы в боевом охранении был середний командир. А где я его возьму? Всех взводных повыбило.

КЛОЧКОВ
Ну, так я и сойду за средний комсостав.

ГУНДИЛОВИЧ
Кожубергенов!

КОЖУБЕРГЕНОВ
А-я.

ГУНДИЛОВИЧ
Будешь сопровождать политрука в боевое охранение и оставайся там с ним связным. Пойдете после ужина, как стемнеет, а то не дай бог подстрелят.

ИНТ. ЗЕМЛЯНКА БОЕВОГО ОХРАНЕНИЯ – НОЧЬ.
В тесной землянке 10 бойцов. Входят Клочков с Кожубергеновым.

КЛОЧКОВ
Здорово герои!

ВСЕ
Здравия желаем, товарищ политрук.

КЛОЧКОВ
Зашли, на огонек, примете?

МИТИН
Располагайтесь, товарищ политрук.

КЛОЧКОВ
Как тут?

МИТИН
Тихо, да не к добру тишина эта.

КЛОЧКОВ
Завтра пойдем в наступление. На-блюдатели на месте?

МИТИН
Шадрин и Тимофеев. В полночь пойдут Шопоков и Добробабин.

ДОБРОБАБИН
Товарищ политрук, так как я есть сержант, я не должен ходить в наблюдение как рядовые бойцы.

КЛОЧКОВ
Хорошо, товарищ сержант, оставайтесь в землянке. Я пойду с Шопоковым.

Митин с укором смотрит на Добробабина. Клочков поудобней пристраивается на ночлег поднимает воротник полушубка и закрывает глаза.

Заметно светлее в землянке. Клочков в той же позе полулежа с закрытыми глазами.

Раздается негромкий свист. Клочков мгновенно открывает глаза.

КЛОЧКОВ
По местам. Соблюдать тишину. Без команды не стрелять.

Бойцы выбираются из землянки.

(СК) Красноармейцы, заполняют траншею, присаживаются около своих боевых ячеек.

МИТИН
Не высовываться.

(СК) Камера над окопом, на заднем плане, прямо на охранение, идет походной колонной немецкая пехотная рота.

КЛОЧКОВ
К бою. Огонь!

Красноармейцы, вскакивают и открывают, шквальный огонь. Замешкался только один Кожубергенов у него винтовочный ремень зацепился за что-то на дне окопа.

(СК) Немцы падают сраженные пулями. Офицер в отчаянии подает команды голосом и свистком. Солдаты пятятся отстреливаясь.

(СК)

(КП) Лица бойцов ведущих огонь.

(СК) Стрельба утихла. Кожубергенов сидит на корточках, на коленях у него шапка. Из шапки он достает патроны и снаряжает диск.

(СК) Заснеженное поле. На заднем плане появляются три танка. Нарастает гул танковых двигателей.

ДОБРОБАБИН (ВПЗ)
Ну, хлопцы, хана нам. Танки!

МИТИН
(с угрозой)
А, вот за паникерство, пущу щас очередь в одно место.

КЛОЧКОВ
Кожубергенов, беги, прям к Решетникову, пусть открывает заградительный огонь.

Кожубергенов убегает. Начинается минометный обстрел.

КЛОЧКОВ
Все в укрытие.

Клочков, один остается в окопе.
Танки приближаются. Открывает огонь наша артиллерия. Танки откатываются назад. Немцы, переносят огонь с боевого охранения на противотанковую батарею.

ИНТ. ЗЕМЛЯНКА БОЕВОГО ОХРАНЕНИЯ – УТРО.

В землянке все те же лица.
Клочков втискивается в землянку.

КЛОЧКОВ
Отошли танки. Спровадили одних гостей, теперь другие пожаловали — «лаптежники».

(СК) Юнкерсы, под вой сирен, пикируют над полем боя.

(СК) Тревожные взгляды бойцов устремленные в потолок.

(СК) Юнкерсы, уходят в пике.

(СК) Бойцы, напряженно прислушиваются.

(СК) Юнкерсы уходят.

МИТИН
Вроде улетели. Я выйду, погляжу.

Через несколько секунд Митин опять в землянке.

МИТИН
Пошли в атаку.

ТИМОФЕЕВ
Наши?

МИТИН
Немцы!

КЛОЧКОВ
К бою.

(СК) Бой в разгаре. Три немецких танка, ведут огонь с места, они хорошо пристреляли позицию панфиловцев. Есть убитые.

Положение безвыходное. Не дожидаясь команды, бойцы с гранатами и «коктейлями Молотова» бросаются на танки. Ни кому из них не удается достигнуть цели. Слишком далеко до танков.

Клочков скидывает полушубок, берет в руку связку гранат. Напрягая голос из последних сил, не обращаясь ни к кому конкретно, он кричит. Из-за близких разрывов и шума боя нельзя расслышать его последние слова.

Политрук, рывком выскакивает из окопа, мгновенно он бросается то в одну, то в другую сторону. Вокруг него свистят и бьют в снег пули. Как слаломист он закладывает крутые виражи и делает огромные прыжки, сокращая дистанцию с немецким танком.

(СК)

(КП) Лобовая броня немецкого танка. Курсовой пулемет умолк и задрался вверх.

ИНТ. НЕМЕЦКИЙ ТАНК ИЗНУТРИ.

(КП) Танкист-пулемечик в панике, лихорадочными движениями перезаряжает пулемет.

(СК) Клочков несется к цели.

(СК) Лобовая броня немецкого танка. Курсовой пулемет опускается, «ищет цель», раздается короткая очередь.

(СК) Клочков зависает в отчаянном прыжке, головой вперед. В руке у него связка гранат. В последнее мгновенье он совершает бросок.

(СК) Огненный шар, заполняет экран.

НАТ. ТОЖЕ МЕСТО. ВЕСНА-ЛЕТО НАШИ ДНИ – ДЕНЬ.

(КП) Фрагмент ярко зеленного газона.

Камера поднимается и парит над землей. На горизонте появляются бетонные фигуры монумента героям-панфиловцам.

КОНЕЦ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
2
Пожалуйста, Войдите чтобы оценить сценарий.